Была земля Арктида

Как воскресить мамонта?

В 1973 году в итальянских газетах появилась сенсационная весть: «Русские уже скрестили мамонтов с индийскими слонами и гонят гибридное стадо с востока в Москву, причем по дороге оно снабжается при помощи вертолетов»… Разумеется, это было очередной газетной «уткой». И тем не менее находки трупов мамонтов в вечной мерзлоте заставляют многих людей задаваться вопросом: а нельзя ли оживить замороженного мамонта?

Разумеется, реанимация животного, погибшего десять, двадцать, а то и сорок тысяч лет назад, невозможна (в печати иногда проскальзывали сообщения о том, что оживали тритоны, пролежавшие со времени последнего ледникового периода в вечной мерзлоте, но на самом деле эти тритоны — сибирские углозубы, необычайно выносливые к холоду, — были нашими современниками, просто-напросто зимовавшие в расщелинах и свалившиеся в ископаемый лед, который действительно образовался в эпоху оледенения). Речь должна идти не об оживлении погибшего сибирского слона, а о «воскрешении вида». Мясо мамонтов, находимых в вечной мерзлоте, выглядит очень свежим, его с аппетитом поедают ездовые собаки, песцы, волки, а члены нью-йоркского Клуба исследователей отважились даже отведать «мамонтовый бифштекс», изготовленный из кусков мяса замороженного мамонта, найденного на Аляске. Быть может, когда-нибудь посчастливится найти труп мамонта со свежими семенниками или мамонтихи со свежими яичниками и скрестить это «генетическое сокровище» с генами родственных мамонтам индийского или африканского слона?

Идея эта сама по себе не противоречит законам биологии. Искусственное осеменение с успехом проводится генетиками и селекционерами. «Таким образом, теоретически вопрос, казалось бы, может быть решен положительно, и со временем, используя для подсадки мамонтова кода индийских и африканских слонов, ученые могут попытаться развести полумохнатых гибридов, а затем и чистую линию мамонтов», — пишет профессор Н. К. Верещагин, замечая при этом, что «семенники и яичники мамонтов находились глубоко в брюшной полости и при гибели особи неизбежно подвергались процессу разложения в первую очередь».

Совершенно неизвестно, продолжает далее наш крупнейший специалист по мамонтам, смогут ли половые и соматические клетки даже у идеально замороженного трупа мамонта сохранить жизнеспособность в течение 8–10 тысячелетий как минимум (!), а поэтому только лишь «при невероятно счастливом стечении большого числа обстоятельств можно рассчитывать на успех попыток воскрешения мамонтов». Еще меньше шансов на «воскрешение» имеет волосатый сибирский носорог. И все-таки ученые наших дней начинают успешно работать над «воскрешением» «мамонтовой фауны», только не во всем ее безвозвратно исчезнувшем комплексе, восстанавливая популяции животных, некогда столь многочисленных на Северо-Востоке Сибири…

Мы уже говорили о том, что овцебыки в наши дни обитают не только в местах своего последнего убежища, безлюдных землях Гренландии и островов Канадского Арктического архипелага, но и вернулись на территории, где они некогда жили: Шпицберген, Таймыр, остров Врангеля. Магаданские ученые поднимают вопрос о том, чтобы на территории нашей страны стал жить другой могучий представитель «мамонтовой фауны» — бизон. Точнее, лесной бизон, родич степного, приспособившийся к лесным условиям обитания после того, как тундростепи стали вытесняться тундрой на севере и тайгой на юге. Сейчас лесные бизоны живут только в Канаде. В низовьях Колымы, однако, очень часто находят кости и скелеты лесных бизонов, идентичные канадскому. В районе этих массовых находок и предлагается провести опыт «реакклиматизации».

«Здесь, на левобережье Колымы, расположена Халлерчинская тундра, заросшая редкими кустарниками и деревьями, — пишут С. В. Томирдиаро и заведующий лабораторией териологии Института биологических проблем Севера АН СССР Ф. Б. Чернявский. — Песок под относительно тонким моховым покровом создает твердый грунт, обеспечивающий быстрое и легкое, передвижение бизонов даже при самом сильном сезонном оттаивании и увлажнении почвы. Здесь много озер с удобными для водоемов песчаными берегами и чистой водой. Зимой снежный покров тонок, трава повсеместно выступает из-под снега. Крупные массивы леса расположены рядом, за южной границей тундры. Их тоже целесообразно включить в состав территории бизоньего заповедника. Сюда же следует отнести и значительную лесную территорию правобережья Колымы в пределах Омолоно-Анюйского междуречья, где еще пять тысяч лет назад также в изобилии обитали эти бизоны».