Была земля Арктида

Арктический мост?

«Сравнение флор Центрального Таймыра с флорами Арктической Америки» — так называлась работа ботаника А. И. Толмачева, опубликованная в 1935 году в XXV томе «Трудов полярной комиссии АН СССР». В распоряжении профессора Толмачева были материалы, собранные ботаниками на Таймыре, Чукотке и Канадском Арктическом архипелаге, по районам заливов Минто, острова Мелвилл и по Земле Эльсмира. Казалось бы, между флорой Чукотки, лежащей гораздо ближе к Арктической Америке, чем Таймыр, и флорой островов Канадского архипелага должно быть больше сходства, чем между последнею и таймырской. Однако Толмачеву пришлось констатировать «невозможность связи таймырских флор с канадскими посредством чукотских», — в то время как флора Таймыра имела большое сходство с флорой Канадского архипелага, она отличалась от флоры Чукотки и Аляски!

Оставалось предположить, что между Евразией и Северной Америкой, точнее, между Таймыром и островами Канадского Арктического архипелага, осуществлялась прямая связь через бассейн Северного Ледовитого океана. «Связь эта существовала в раннеледниковое время, но существовала длительно», — писал Толмачев. Стало быть, следовало предположить, что в эту эпоху была какая-то суша, «мост» через Арктику, обладавший «флорой достаточно выдержанного арктического типа, в отличие от сильно обогащенных умеренными элементами флор Чукотки и Аляски».

Вывод этот самому Толмачеву показался «парадоксальным», — ведь вплоть до конца 40-х годов нашего столетия ученые были уверены в том, что Арктический бассейн — это единая глубоководная котловина и ни о каких «мостах» суши через нее речи быть не может.

К столь же «парадоксальному», но основанному на данных исследований, проведенных в Северном Ледовитом океане, выводу пришла и советский гидробиолог профессор Е. Ф. Гурьянова. На ледокольном пароходе «Садко», работавшем в 1935–1937 годах, она собрала и обработала коллекции разнообразных морских беспозвоночных животных, населяющих бассейн глубоководной Арктики; зоопланктона, то есть беспозвоночных животных, передвигающихся под воздействием морских течений, и бентоса, то есть беспозвоночных обитателей дна океана.

«Сразу же по окончании обработки коллекций бокоплавов и изопод, собранных высокоширотными экспедициями на л/п “Садко” в 1935 и 1937 годах, в ряде докладов на научных семинарах Зоологического института нами высказывалось предположение о существовании сравнительно недавно исчезнувшей преграды, перегораживавшей Арктический бассейн и соединявшей новосибирское мелководье с шельфом Гренландии. Однако только в Трудах Второго географического съезда в 1947 г. это высказывание было опубликовано, — пишет Гурьянова в статье “Особенности фауны Северного Ледовитого океана и их значение для понимания истории ее формирования”. — Ареал ряда видов западной части Арктики в настоящее время образует полукольцо, разорванное глубинами Арктического бассейна, охватывающее шельфы морей Карского и Лаптевых с одной стороны, и северо-восточный шельф Гренландии — с другой. На недавно исчезнувшую преграду указывает и отсутствие к западу от Новосибирских островов северотихоокеанских иммигрантов, имеющих сплошной ареал от дальневосточных морей до островов Де-Лонга, Жаннетты и Генриетты, где они концентрируются у края материкового плато и куда доходят некоторые североатлантические виды».

Еще раньше мысль о суше, существовавшей недавно (и, быть может, кое-где существующей и по сей день) в сердце Арктики, высказывали исследователи и ученые, наблюдавшие за перелетами птиц. Еще Ф. П. Врангель наблюдал обилие перелетных птиц на восточносибирском побережье, улетающих куда-то на север. На льдинах они гнездиться не могут, значит, они находят какую-то твердую землю?

Остров Врангеля — это лишь самая северная оконечность полосы «птичьих базаров», тянущихся от берингоморского побережья до северных берегов Чукотки. На Новосибирских островах летует немного птиц, большая часть их продолжает полет с материка далее на север. На маленьком острове Беннета, покрытом к тому же почти сплошным покровом льдов, им места нет: Толль не наблюдал здесь ни гусей, ни уток, составляющих основной контингент перелетных птиц Арктики. Зимовщики острова Генриетта, самого северного из островов Новосибирского архипелага, видели, как весною птицы пролетали на север, а осенью возвращались с севера, хотя там, кроме легендарной Земли Санникова, нет никакой суши, пригодной для летовки птиц.