Была земля Арктида

«Арктида» Гаккеля

Подводные хребты, подобные хребту Ломоносова, были давно известны океанографам. Сенсацию вызвало то, что хребет обнаружен был в бассейне Северного Ледовитого океана, считавшегося прежде единой глубоководной котловиной, огражденной от шельфа обрывами материкового склона. Хребет возвышался над дном Арктического бассейна в среднем на 3000–3400 метров, порой и до четырех километров. Глубина вод над вершинами хребта колеблется от 936 до 1650 метров… и все-таки есть данные, говорящие о том, что прежде если не весь хребет, то его самые возвышенные части выходили на поверхность океана, то есть были островами, «мостом» суши между Азией и Америкой, протянувшимся через центральную часть Арктики!

На вершинах хребта Ломоносова имеются широкие, до 26 километров, террасы, по всей видимости, образованные волнами: верный знак того, что вершины находились в зоне действия этих волн, хотя сейчас они погружены на глубину более километра. Гайоты — так называются плосковершинные подводные горы — в изобилии обнаружены в Тихом океане. Плоские вершины гайотов образовались также под действием морских волн. Такие гайоты обнаружены и среди гор, слагающих хребет Ломоносова, — еще одно свидетельство в пользу того, что в прежние времена хребет этот возвышался над уровнем моря.

Драги подняли с хребта Ломоносова гальку, щебень, валуны, гравий, песок. Принести их сюда, в центр Арктики, могли с материкового побережья или островов дрейфующие льдины и айсберги. Но, по мнению Гаккеля, многие признаки обломков говорят о том, что они не занесенные «гости» с материка, а образовались здесь же, на месте. Иными словами, хребет Ломоносова был в прежние времена не подводным, а надводным.

Принесенные льдинами и «местные», образовавшиеся здесь же, валуны и щебень четко различаются на снимках, сделанных подводной фотокамерой на склонах другого подводного хребта, который был открыт в 1954 году советскими полярниками, дрейфующими на СП-4, и получившем название хребта Менделеева. Начинаясь к северу от острова Врангеля, он протянулся через Арктический бассейн до островов Эльсмира и Аксель-Хейберг в Канадском архипелаге. По своей длине и высоте хребет Менделеева почти не уступает хребту Ломоносова, а по ширине основания — до девятисот километров! — даже превосходит его.

На хребте Менделеева обнаружены террасы, достигающие ширины двухсот километров, плосковершинные горы-гайоты и «материковые» осадки. Это говорит о том, что хребет Менделеева, так же, как и хребет Ломоносова, весь или отдельными своими частями поднимался над уровнем моря, был сушею или цепочкою островов, тянущихся через Арктику.

Быть может, помимо области «мамонтова материка», осушенного полярного шельфа, в Арктике существовала своя «Атлантида», древняя суша в Северном Ледовитом океане — Арктида? К этой мысли пришел незадолго до своей смерти профессор Я. Я. Гаккель, собиравшийся посвятить Арктиде специальное исследование.

А. К.

«В результате последних советских исследований Центральной — Арктики, которыми природа ее освещается совсем по-новому, встает вопрос о былом существовании древней суши — Арктиды — в Северном Ледовитом океане… В отличие от Атлантиды, которая исследуется в разных аспектах: геолого-геоморфологическом, археологическом и других, в палеогеографическом изучении Арктиды мы можем рассматривать ее преимущественно только с геоморфологических позиций, которые существенно подкрепляются геоботаническими (флористическими) данными А. И. Толмачева…»

На этом записки Я. Я. Гаккеля обрываются — 30 декабря 1965 года профессор Гаккель скончался на шестьдесят пятом году жизни, в расцвете творческих сил, не успев довести до конца свое исследование об «арктической Атлантиде». Комметированный обзор взглядов и соображений Гаккеля по проблеме Арктиды был дан советским ученым-полярником Л. С. Говорухой в статье «Я. Я. Гаккель об Арктиде», опубликованной в томе 285 «Трудов» ордена Ленина Арктического, и Антарктического научно-исследовательского института и в брошюре «Проблемы Арктиды», выпущенной издательством «Знание» в 1974 году.

Мы уже писали о том, что мысль об «арктическом мосте» первыми высказали ботаники, точнее, профессор А. И. Толмачев в 1935 году, назвав ее «парадоксальной». Дальнейшее изучение флоры привело его, а также многих других ботаников к тому, что связь между флорой Восточной Сибири и Канадского архипелага могла осуществляться, минуя Чукотку и Аляску. А открытие подводных хребтов Ломоносова и Менделеева и связанная с ними гипотеза об Арктиде показали, что «парадоксальность» такой связи — мнимая (правда, многие исследователи полагают, что обмен флорами Восточной Сибири и Канадского архипелага мог вестись через осушенный полярный шельф, северную часть Берингии, а не через «арктический мост» — Арктиду).