Чаша любви

14

– Нам троим надо поговорить о том, как лучше всего вести себя завтра, – сказал Кухулин.

 – Нам троим? – Бригид с удивлением посмотрела на него, но он этого не заметил, потому что не сводил глаз с крылатой шаманки.

 – Тебе, мне и Сиаре, – пояснил воин.

 – Мне кажется, надо собрать всех взрослых, – услышала себя Бригид словно со стороны.

Кухулин наконец-то повернулся к ней. Возле уголков его рта виднелись морщинки.

 – Незачем встречаться со всеми взрослыми. Они заняты, укладывают детей спать. За последние две луны я уже не раз обсуждал со всеми, как лучше попасть в Партолону.

 – Но теперь мы пойдем к замку Стражи. Это все меняет.

 – Но недостаточно для того, чтобы перебить всем сон. – Кухулин нахмурился еще больше.

 – Ты не преувеличиваешь?

 – Ты хочешь, чтобы они уснули, или предпочитаешь завтра иметь дело с семью десятками невыспавшихся детей?

 – Не нужно много времени, чтобы поговорить со взрослыми, – настаивала Бригид. – Они должны быть готовы к тому, что в тюрьме замка Стражи находится их соплеменница.

 – Им это известно. – Лицо Кухулина потемнело.

 – Да, но я думаю, что с ними надо поговорить об этом еще раз.

 – Почему с тобой стало так трудно? – раздосадованно спросил Ку.

 – Почему ты стал таким упрямым? – выпалила в ответ Бригид.

 – Проблемы? – улыбнулась подошедшая Сиара.

 – Нет! – рявкнули в один голос Бригид и Кухулин.

 – Хорошо. Думаю, нам надо поговорить о завтрашнем дне, – сказала шаманка.

 – Я согласен, – ответил Ку и бросил на охотницу испепеляющий взгляд.

Бригид не обратила на это никакого внимания и заметила Сиаре:

 – Очень важно, чтобы дети и взрослые оставались вместе. Никто не должен опережать других или отставать.

 – То же самое я говорил две луны назад, – вмешался Кухулин. – Еще напомни им, что надо сдерживать... – Воин помолчал, с трудом пряча улыбку. – Да, энтузиазм. – Выражение его лица снова стало сдержанным, морщинки углубились. – Люди Партолоны знают о вашем существовании не только потому, что Фаллон заключена в тюрьму в замке Стражи. Моя мать – Избранная Эпоны. Она сделает так, чтобы известие о том, что вас нашли и привели в Партолону, разнеслось по всей стране. Там все готовы увидеть вас – теоретически. Но слышать о крылатых детях и видеть их... – Он пожал плечами.

 – Совершенно разные вещи, – закончила за него Бригид и снова подумала о маленьких крылатых сюрпризах, которые вскоре нагрянут в Партолону.

«Люди и представить себе не могут, что это значит. – Она взглянула на Кухулина. – Лицо у него снова стало бесстрастным. Но мне кажется или же его глаза до сих пор блестят и в упор направлены на Сиару?»

 По спине Бригид побежали мурашки, щекоча кожу и сверхъестественно обостряя ощущение огромных пространств Пустоши, которые окружали небольшой лагерь.

 – Значит, договорились. – Она беспокойно выпрямилась. – Завтра мы держимся вместе и не спускаем глаз с детей. Не отставать, не уходить в сторону.

 – Мы войдем в Партолону. – Сиара выдохнула эти слова как молитву.

 – С осмотрительностью, – сказала Бригид чуть более резко, чем хотела.

 – О чем ты, охотница? – спросила Сиара. – Ты предостерегаешь нас? Там может что-то случиться?

 – Нет! – чуть более поспешно, чем нужно, ответила Бригид.

Она ни о чем не предостерегала. Ее просто совершенно выбила из колеи реакция Кухулина на танец Сиары. Теперь шаманка проницательно смотрела на нее.

Бригид встала, беспокойно переступила с ноги на ногу и повторила уже спокойнее:

 – Нет. Я просто устала, к тому же не умею получать предостережения. Это область Ку, а не моя.

Воин дернул головой, прищурился и сказал:

 – Я больше не получаю предостережений.

 – Это не всегда хорошо, – заметила Бригид и пристально взглянула на него.

 – Ты устала, охотница, – проговорила Сиара в напряженной тишине. – Может, пойдешь спать первая? – (Бригид заставила себя кивнуть.) – Тогда желаю тебе доброй ночи. Я поговорю со взрослыми о завтрашнем дне. Кухулин будет дежурить первым.

13 15