Чаша любви

15

Ему показалось, что даже козлы стояли смирно.

 – Начинай, – шепнула Бригид и придвинулась к нему. – Они ждут. У нас мало времени.

Кухулин нахмурился, хотя и понимал, что кентаврийка права. Похоже, охотница до противного сведуща в слишком многих вещах.

«В ее сны являлась разбитая часть моей души. Это изумительно! Получается, что она права и в этом. Вот почему я не могу оставить позади смерть Бренны и чувствую себя таким опустошенным и потерянным. Если Бригид не ошиблась в этих вещах, значит, она верно говорила и о другом. Я исцелюсь, когда моя душа снова станет единой. Тогда я смогу жить без Бренны, возможно, даже научусь снова быть счастливым. А хочу ли я этого?»

 – Ку! – прошептала Бригид.

«Во имя Богини! Воин грезит наяву, в то время как все уставились на него и ждут, когда он заговорит. Разбита его душа или нет, но ему придется собраться – если не в буквальном смысле, то в переносном».

Кухулин откашлялся, выступил вперед и сказал:

 – Вы замечательно вели себя во время путешествия. Мы с охотницей гордимся вашей силой и выносливостью.

Крылья радостно зашелестели. В блестящих детских глазах появились улыбки. Воин переводил взгляд с одного ребенка на другого, стараясь, чтобы каждый из них почувствовал, будто он говорит только с ним.

 – Вам известно, что Фаллон обезумела и убила Бренну?

Дети энергично закивали.

 – Она ждет наказания в замке Стражи. – Кухулин помолчал, и дети снова закивали. – Тогда вы должны быть готовы к тому, что тамошние воины не сразу поверят вам. – Воин ждал, что маленькие путешественники будут отрицать это или расстроятся, но они всего лишь снова притихли и не отводили от него глаз. – Я не хочу, чтобы вы боялись.

Пока Ку говорил, Бригид внимательно смотрела на детей. Он замолчал, и она взглянула на него.

«Голос этого человека оказался таким нежным! Так говорил когда-то тот Кухулин, который был не только талантливым воином, но и очень незаурядной личностью. Вот почему Бренна в конце концов позволила себе полюбить его».

Бригид изумилась, подумав о том, что теперь, когда грозный воин утратил вкус к жизни, но при этом мог говорить нежным голосом, она стала понимать, почему ее подруга не смогла ему отказать.

 – Я буду с вами, – продолжал Ку. – Бригид тоже. Но у вас есть нечто большее, чем наша защита. В вас столько доброты, что воины замка Стражи не смогут этого не заметить. – Кухулин глубоко вздохнул и пропустил пальцы через растрепанные волосы. – Я знаю, что это так, потому что был таким же, как они, даже хуже. Я приехал к вам и искал тех, кого смог бы обвинить в смерти Бренны. Я хотел найти монстров и вылить на них всю свою ненависть. – Его суровое лицо смягчилось. – Вместо этого я нашел вас. – Воин поколебался и провел рукой по лицу, словно не мог больше сдерживать те эмоции, которые таил несколько недель. – Я...

 – Не волнуйся, Ку! – раздался из толпы голосок Каины. – Мы понимаем. Ты ведь нас тогда не знал.

 – Ага, ты нас тогда не знал, – подхватил Лайэм.

Тогда, словно вода, прорвавшая плотину, дети бросились к одинокому воину. Бригид фыркнула и быстро отошла, потому что они окружили его, ласкали маленькими ручками и по-детски утешали. Кухулин сначала оторопел. Великан стоял среди маленьких крылатых фигурок и беспомощно глядел на них. Затем он глубоко вздохнул, присел и открыл им объятия. Не веря своим глазам, Бригид смотрела, как тихие слезы прочерчивали влажные дорожки по лицу Кухулина.

 – Вот оно, началось, – проговорила Сиара.

Охотница поняла, что зловещая способность Сиары подходить неслышно стала казаться ей нормальной, но не знала, хороший это признак или плохой.

 – Что началось? – уточнила Бригид.

 – Выздоровление. Он снова позволяет себе испытывать эмоции.

 – Часть его разбитой души посещала меня во сне. – Бригид старалась говорить очень тихо, чтобы ее могла слышать только шаманка.

14 16