Чаша любви

15

 – Я не удивлена. Между ним и тобой возникла сильная связь. Кухулину не составило труда услышать, что ты зовешь его. Разумеется, он ответил.

Бригид повернулась к Сиаре и спросила:

 – А между ним и тобой? Какая связь между вами обоими?

 – Не думаю, что это можно назвать связью. Кухулин ценит женское изящество и красоту. Только и всего, – улыбнулась шаманка.

Бригид, услышав этот несерьезный ответ, сузила глаза и заявила:

 – Не вздумай его обидеть.

Смех Сиары оказался чарующим и мелодичным.

 – Не беспокойся, охотница. Я не собираюсь обижать твоего воина. Совсем скоро ты поймешь это. – Шаманка отсмеялась, хлопнула в ладоши, повернулась к детям, столпившимся вокруг Кухулина, и сказала им: – Идемте! Надо попросить благословения Эпоны.

Дети расступились. Сиара прошла сквозь толпу, улыбнулась Кухулину и заняла его место в центре круга. Воин почтительно кивнул шаманке, встал рядом с Бригид, вытер лицо и провел по волосам рукой, влажной от слез.

 – Ты в порядке? – спросила кентаврийка.

Он посмотрел на нее и чуть застенчиво пожал плечами:

 – Я не собирался поддаваться эмоциям.

 – По-моему, это как раз то, что надо было детям.

Он поднял брови и спросил:

 – А мне тоже это было нужно, да?

Не успела Бригид раскрыть рот, чтобы ответить, как Сиара подняла лицо к небу и произнесла:

 – Благословенная Эпона!

Имя Богини, будто жар, пробежало по телу Бригид, а потом ей вдруг стало холодно. У охотницы перехватило дыхание.

Она заговорила и вдруг поняла, что произносит слова Эпоны, а не свои:

 – Да, тебе тоже это было нужно. Со временем ты это уразумеешь.

Кухулин во все глаза уставился на кентаврийку. Энергия ее слов почти висела в воздухе между ними. Совсем как Эльфейм, когда к ней прикасалась Богиня.

Внезапно Сиара воздела над головой руки и крылья так изящно, словно ожила волшебная картина, и нежным, чистым голосом начала молитву:

Сегодня мы входим в Партолону

с помощью силы Эпоны,

через свет Ее солнца,

через сияние Ее луны,

через блеск Ее огня,

через стремительность Ее ветра,

через глубину Ее моря

и недвижность Ее земли.

Мы идем с нашей Богиней.

Она защищает и любит нас.

Славься, Эпона!

 – Славься, Эпона! – воскликнули дети. – Славься, Эпона!

Кухулин чувствовал за спиной магический жар, но не повернулся, чтобы присоединиться к шаманке и славить Эпону вместе с новыми фоморианцами. Он продолжил во все глаза смотреть на охотницу, завороженный серебряно-белым светом, который окрасил ее слова и окружил тело, как тончайшая ткань. Бригид тоже посмотрела на него, и в ее фиолетовых глазах отразилось изумление.

 – Я говорила Ее слова, – прошептала кентаврийка Кухулину.

 – Я знаю это и до сих пор вижу на тебе руку Богини, – отозвался он.

Бригид задрожала, и признаки присутствия Эпоны исчезли.

 – Почему? – Голос Бригид охрип от эмоций. – Почему Она говорила с тобой через меня, а не через Сиару? Я же не шаманка, Ку!

 – Не могу сказать, Бригид. Я не делаю вид, что понимаю действия Эпоны.

Но в глубине души воина что-то зашевелилось. Крохотное дыхание мысли, более иллюзорное, чем туман, пронеслось через его разрушенную душу.

«Если бы я мог, то выбрал бы Бригид, чтобы она сказала мне слова Эпоны. Наверное, я начинаю понимать действия Богини...»

14 16