Чаша любви

20

 – Лучше бы я сама понесла его, – повторила Бригид знахарке в пятый или шестой раз.

Она шла рядом с самодельными носилками, привязанными к двум домашним козлам. При каждом шаге животных тело спящего Лайэма тряслось.

Охотница сморщилась и недовольно пробурчала:

 – Для крыла лучше, если мальчик будет лежать ровно и неподвижно.

 – Бригид! – Нара легонько дотронулась до руки спутницы. – Кровотечение остановилось. Мальчик поправится.

По глазам Нары кентаврийка увидела, что та не лжет, и позволила себе слегка расслабиться.

 – Бригид! – донесся до нее громкий голос Кухулина, возглавлявшего медленно передвигающуюся колонну.

 – Можешь быть уверена в том, что о Лайэме позаботятся как следует. Он проспит всю ночь, а утром будет ужасно разочарован тем, что пропустил первую встречу с воинами Стражи, – сказала знахарка.

 – Тогда придется ему напомнить, что именно он первым повстречался с ними.

Прежде чем отойти от мальчика, она наклонилась и убрала волосы с его лица. Кентаврийка не знала, почему это сделала. Ей просто нравилось касаться его. Так она убеждалась в том, что кожа ребенка теплая и он дышит.

«Как мог этот маленький мальчик заставить меня испытывать такое беспокойство? Дети!.. Только что он был весел и здоров, и вот уже лежит – такой измученный и бледный».

Она в последний раз бросила взгляд на Лайэма и побежала к Кухулину. Охотница пробивалась сквозь толпу и внимательно оглядывала воинов, окруженных детьми, болтавшими без умолку. Мальчишки и девчонки, сопровождаемые защитниками замка Стражи, шли по горному проходу уже целых два часа, но продолжали без устали сыпать вопросами. Они походили на яркие сгустки страстного любопытства, обернутые в крылья. Бригид подумала, что их счастливые голоса, смешанные с гораздо более сдержанными ответами мужчин в черном, были полны нескрываемого удовольствия.

«Эти воины не поднимут оружия против детей, после того как провели с ними пару часов и увидели в них живых, настоящих людей. Теперь они скорее убегут, если наткнутся на крылатого ребенка в темном проходе, но ни за что не станут в него стрелять», – подумала она, с трудом скрыв улыбку.

 – Бригид! – снова окликнул ее Кухулин и жестом подозвал к себе.

Охотница прибавила шагу и с легкостью догнала коня Ку. Она снова развеселилась, увидев, что Фаган и Ку едут довольно далеко впереди колонны, спасаясь от града детских вопросов.

 – Замок Стражи за ближайшим поворотом. Фаган послал гонцов, чтобы подготовить всех к нашему появлению, – сообщил Ку.

 – Кухулин описал мне необычные палатки, которые есть у ваших подопечных. Внутренний двор замка Стражи – отличное место для того, чтобы разбить лагерь и устроиться на ночлег, – сказал Фаган.

Веселость Бригид тут же улетучилась, она бросила презрительный взгляд на мастера меча и заявила:

 – Тебе так не хочется впускать новых фоморианцев в комнаты для гостей, что ты оставишь детей на холоде?

Кухулин хотел было ответить, но поднятая рука Фагана остановила его.

 – Ты неправильно поняла меня, охотница. В замке Стражи нет роскошных покоев для гостей. Мы люди военные. Наша единственная задача – защита Партолоны. Я просто подумал, что детям было бы удобнее в своих палатках, которые они могут поставить в безопасности и тепле внутренних стен замка. Я предлагал приют без всяких сомнений.

 – А твой воин не сомневался в своей правоте, когда пускал стрелу в крыло Лайэма, – фыркнула Бригид.

Вместо того чтобы гневно отреагировать на такие слова, мастер меча бросил на гостью долгий задумчивый взгляд.

 – Твой гнев понятен, охотница, – проговорил он. – Детям повезло, что у них есть такая яростная защитница.

 – Они просто дети, мастер Фаган – Упрямый взгляд Бригид не изменился.

 – Ты поклялась благополучно доставить их к своей предводительнице.

19 21