Чаша любви

21

 В Большом зале их ждали еще трое мастеров. Они сидели в похожих на троны креслах, которые стояли на каменном возвышении. Фаган оставил Бригид, чтобы занять свое место в кресле с изображением клеймора, вырезанного на высокой, поистине королевской спинке.

К охотнице присоединились Кухулин и Сиара, и Фаган начал:

 – Позвольте мне представить наших мастеров. – Он указал на стройную женщину средних лет с заостренными чертами лица, сидевшую в кресле с изображением скачущих лошадей. – Гленна, мастер верховой езды.

Женщина кивнула. Ее умные глаза с любопытством уставились на Сиару.

 – Бэйн – наш недавно назначенный мастер ведения боя, – продолжал Фаган.

Мощный мускулистый мужчина был самым молодым из четверых. Его густые темные волосы еще не тронула седина.

 – Эйлис – мастер стрельбы из лука.

Эта дама склонила голову, подтверждая слова Фагана. Было непонятно, сколько ей лет. Лицо женщины покрывали морщины, но тело выглядело крепким, мускулистым. Светлые волосы были коротко обрезаны, подчеркивая твердую линию челюстей и высокие скулы.

Все мастера носили черное, как и воины. Их отличала только властная осанка.

Брат Эльфейм вышел вперед и поклонился.

 – Рада снова видеть тебя, Кухулин из клана Маккаллан. – Голос мастера верховой езды был привлекательно женственным и теплым.

Бригид повнимательнее оглядела Гленну.

«Интересно, насколько близко они были знакомы с Ку, когда он учился в замке», – подумала кентаврийка.

 – Рад встрече, мастер Гленна, – тепло ответил Ку и по очереди поклонился важным персонам.

Мастера вели себя подчеркнуто вежливо, но было очевидно, что их внимание приковано к крылатой женщине, которая молча стояла рядом с Ку.

 – Рад представить вам охотницу клана Маккаллан, Бригид из табуна Дианны, – произнес Кухулин, и кентаврийка поклонилась каждому мастеру. – Также хочу познакомить вас с Сиарой, шаманкой новых фоморианцев и внучкой Воплощения музы Терпсихоры.

Крылатая женщина сделала шаг вперед, грациозно присела в глубоком официальном поклоне и сказала:

 – Для меня честь познакомиться с вами. Благодарю вас за то, что предоставили моим людям приют.

 – Ты и предводительница, и шаманка твоего народа? – спросила Гленна.

Сиара поднялась, обратила сияющую улыбку к мастеру верховой езды и ответила:

 – Нет, мастер Гленна. Вождь нашего народа – Лох-лан, который стал теперь супругом Эльфейм, предводительницы клана Маккаллан. Я лишь временно заменяю его и буду рада снова передать ему полномочия, когда мы встретимся в нашем новом доме.

 – Где остальные взрослые фоморианцы? – В голосе Бэйна слышалось обвинение, хотя мастер тщательно старался скрыть эмоции.

Улыбка Сиары не дрогнула, она твердо взглянула в глаза молодому мужчине и ответила:

 – Расы фоморианцев больше не существует, мастер Бэйн. Последние из них погибли больше ста лет назад. Мои люди называют себя новыми фоморианцами, потому что мы свернули с пути наших демонических предков. – Внимательный взгляд шаманки прошелся по лицам присутствующих, потом она мелодично проговорила: – Подумайте об этом, мастера. Мы существуем благодаря любви. Наши праматери так сильно любили нас, что решили жить вдали от родины. Очень важна и вера. Наши матери и бабушки верили, что их крылатые дети – больше люди, чем демоны. Они надеялись, что Эпона однажды позволит нам вернуться домой. Как может раса, выросшая в любви, вере и надежде, не отличаться от тех демонов, которые ее породили?

 – Может, итак, – сказала Эйлис. – Но наш опыт знакомства с вами свидетельствует о том, что разница между «новыми» и «старыми» фоморианцами совсем невелика.

Улыбка Сиары погасла, но выражение ее лица оставалось открытым. На нем не было обиды.

 – Ты говоришь о Фаллон и Кейре. По ним нельзя судить о моем народе. Так сказали бы тебе Кухулин, Бригид и даже, думаю, мастер Фаган. Фаллон сама выбрала безумие. Даже жертва Эльфейм не смогла стереть демонические пятна с ее души. Кейр – муж этой несчастной женщины. Его затронул тот мрак, который таится в ней. Они лишь жалкие, изуродованные версии того, о чем мечтали наши праматери. Но мы осуществим их стремления.

20 22