Чаша любви

30

 Кухулин не собирался спать, но вернулся к себе в комнату, чтобы побыть одному, подумать, заново познакомиться с... самим собой и понять, что произошло между ним и Бригид.

Он сидел на краю кровати и смотрел на умирающий свет очага. Во имя Богини, это было очень странное ощущение. Воин помнил о событиях, которые произошли за последние несколько лун. Он не забыл, что любил Бренну, и ее трагическую смерть. Потом Кухулин отправился в Пустошь к новым фоморианцам, а проход засыпало снегом. Он мог в деталях рассказать обо всем, что случилось с ними во время путешествия в Партолону, и о возвращении в замок Маккаллан. Все же брат предводительницы клана поражался этим воспоминаниям, словно они были чужеземными легендами, поведанными ему странствующим сказителем.

Самым странным оказалось то, что он чувствовал себя так, словно вот-вот взлетит от счастья. Воин налил себе кубок густого красного вина, поднес его к губам, и его руки задрожали от такой мысли. Это не было похоже на счастье, испытываемое от прикосновений Бренны, на жизнелюбие, которое Ку чувствовал каждый день, просыпаясь и зная, что мир ждет его. Кухулин ощущал скорее возможность счастья, чем само это необузданное чувство. Он не думал, что снова испытает что-то подобное. Та его часть, которая была лишена подобных эмоций, почувствовала себя по-настоящему живой, чего не было с того страшного дня, когда убили Бренну.

Он продолжал горевать о ней. Она была его потерянной любовью. Теперь воин знал, что всегда будет тосковать, оплакивать ее, но сможет продолжать жить дальше, даже снова полюбить.

Бригид!..

«Охотница встряхнула меня до самого донышка. Может, потому, что она в буквальном смысле дотрагивалась до части моей души? Была ли она права, когда сказала, что мои чувства к ней пропадут, вернутся на надлежащее место, как только я опять привыкну ощущать себя единым целым? А что было нашим надлежащим местом? За свои двадцать четыре года я соблазнил многих женщин, но любил лишь одну. Моя любовь к Бренне была новой, юной и легкой. Наша совместная жизнь была бы счастливой, у нас родилось бы много детей. Я состарился бы в радости рядом с ней. Она стала бы для меня единственной, первой и последней женщиной, которую я любил бы. Я никогда не узнал бы пламени, которое зажглось, стоило мне прикоснуться к Бригид. Она поцеловала меня, и моя душа возликовала. Она обняла меня, и мне захотелось обладать ею. Это желание было настойчивым и всеобъемлющим. Одно только воспоминание о ее вкусе, об ощущении ее тела, прижавшегося ко мне, завораживало меня. Никогда прежде я не испытывал ничего подобного. Это было так изумительно, что в тот миг, когда мы коснулись друг друга, она стала моим миром, как будто я был создан, чтобы любить ее. Скорее всего, это был просто побочный эффект, возникший при поиске души. Так или иначе, но мы не можем стать любовниками. Бригид из табуна Дианны – кентаврийка! – Он встал и начал шагать взад и вперед, пытаясь сбросить энергию, переполняющую тело. – Разумеется, кентавр и человек могут полюбить друг друга и спать вместе. Я сам родился в результате такого союза. Но это ситуация была уникальной. Эпона распорядилась, чтобы мужем Избранной всегда становился верховный шаман кентавров. Он обладал способностью менять форму тела и превращаться в человека. Они с Избранной могли в полной мере наслаждаться любовью. Но Бригид не является ни верховной, ни обычной шаманкой. Получить в дар такую силу – редкое и необычайное дело. Хотя она старшая дочь Майерад. Если бы Бригид не покинула табун, то в один прекрасный день заняла бы место матери...» Эта мысль не давала ему покоя.

 – Но она выбрала жизнь охотницы! – вслух возразил он себе. – Такие кентаврийки не влюбляются в мужчин-людей. Они редко создают семьи даже с мужчинами-кентаврами и не могут менять форму тела.

29 31