Чаша любви

4

 Первый новый фоморианец, которого увидела Бригид, делал нечто совершенно неожиданное. Он смеялся. Охотница услышала его прежде, чем увидела. Смех, сопровождаемый имитацией рычания и ворчанием маленькой волчицы, привел их прямо к нему.

 – Они любят Фанд, – шепотом объяснил Кухулин.

Воин и охотница спустились вниз, обошли грубую голую скалу и увидели крылатого человека, который растянулся на спине посреди тропы. Высунув язык и раскрыв пасть, словно улыбался, волчонок упирался лапками прямо ему в грудь.

 – Фанд повалила меня, Кухулин. Она растет так быстро, что мы и оглянуться не успеем, как эта малышка станет настоящим волком, – усмехнулся он, почесав загривок зверушки, а потом поднял глаза, увидел кентаврийку и обомлел от изумления.

 – Фанд, ко мне! – приказал Кухулин.

На этот раз волчица повиновалась, спрыгнула с груди крылатого существа и подбежала к хозяину.

Обитатель ущелья быстро встал и отряхнул с одежды грязь и снег, не сводя своих огромных глаз с Бригид.

 – Гарет, это...

Взволнованный голос прервал его:

 – Охотница Бригид! Это она, верно?

 – Да, Гарет. Это охотница клана Маккаллан, Бригид из табуна Дианны.

Гарет быстро и неловко поклонился, и кентаврийка поняла, что видит всего лишь высокого неуклюжего юнца, который уставился на нее с явным восхищением, преисполненным благоговейного страха.

 – Рад тебя видеть, Бригид! – выдохнул Гарет, и его голос дрогнул.

Охотница услышала, как вздохнул Кухулин, сдержала улыбку и поздоровалась:

 – Рада тебя видеть, Гарет.

 – Подождите, я скажу остальным! Они в жизни не поверят. Ты гораздо красивее, чем рассказывают Керран и Невин.

Гарет бросился бежать, затем остановился, вернулся и снова застенчиво поклонился кентаврийке. Она могла поклясться, что на щеках юнца загорелся румянец смущения.

 – Прости меня, охотница. Я должен пойти и сказать остальным, что у нас гость. Еще один! – Тут он развернулся, распахнул крылья и почти полетел по тропинке.

 – Дурачок какой-то, – пробормотал Кухулин.

Бригид изумленно взглянула на воина и спросила:

 – Я гораздо красивее, чем говорят Керран и Невин?

 – Близнецы по вечерам рассказывают разные истории. Ты любимый предмет. – Кухулин поднял руки, словно извиняясь.

 – Я? Как это может быть? Керран и Невин едва со мной знакомы.

 – Видимо, они с большой пользой провели эти несколько дней в замке Маккаллан, много слушали и смотрели. Ты ведь знаешь, как члены клана любят поговорить. Чем больше они болтают, тем любопытнее становятся подробности, которыми обрастают их истории. Кстати, знаешь ли, что ты не просто нашла Эльфейм ночью в лесу, когда она упала, а сделала это в страшную бурю?

 – Ничего подобного не было. Ненастье началось, когда мы уже возвращались домой. Во время поисков Эльфейм еще не успело стемнеть. – Бригид пыталась казаться рассерженной, но не могла прогнать улыбку, прячущуюся в уголках губ.

 – А еще история с Фанд, – продолжил Кухулин и поерзал в седле, словно ему вдруг стало неудобно сидеть.

 – Ку, кто рассказал им об этом? – Брови кентаврийки поползли вверх.

Воин пожал плечами, пришпорил коня, последовал за Гаретом и ответил:

 – Они спрашивали. Если эти ребята хотят о чем-нибудь узнать, то могут быть очень настойчивыми.

 – Ты имеешь в виду Керрана и Невина? – открыто спросила Бригид.

 – Нет. Я имею в виду детей.

Охотница внезапно услышала неясный шум. Ей показалось, что он похож на птичий гомон.

Конь Кухулина начал прядать ушами.

 – Помни, я предупредил тебя о детях, – бросил воин через плечо.

Бригид нахмурилась, глядя ему в спину.

«Предупредил? Ничего подобного не было! Он просто спросил, люблю ли я детей. Что, черт побери, здесь происходит?»

 Они снова свернули по тропинке и очутились на дороге. Бригид двигалась быстро, чтобы не отставать от Кухулина. Дорога расширилась, ведя их прямо в центр аккуратного небольшого поселения, заполоненного маленькими крылатыми фигурками, которые взволнованно переговаривались между собой. Когда дети ее заметили, они прекратили болтать и хором вздохнули от изумления. Эти малыши напомнили Бригид воркующих голубей.

3 5