Чаша любви

43

 Если бы кто-нибудь спросил охотницу, хочет ли она сегодня видеть сны, то она тут же выпалила бы: «Нет!» Она просто желала выспаться, дать телу отдохнуть и набраться сил, которые завтра ей понадобятся.

Нет, этой ночью ей не хотелось видеть сны.

Поэтому Бригид больше рассердилась, чем встревожилась или испугалась, когда почувствовала, что покидает свое тело. Продолжая злиться, она открыла глаза и обнаружила, что смотрит сверху на собственное спящее тело. Кухулин еще не лег, сидел рядом с ней, мрачно уставившись в костер. Он выглядел утомленным. Морщинки, почти исчезнувшие после того, как она нашла его душу, вернулись на лицо воина. Бригид машинально потянулась к нему, но дотронуться не смогла. Какая-то сила подняла ее вверх. Сквозь потолок пещеры она вылетела прямо в ночное небо.

Охотница задохнулась и с трудом подавила ужасный приступ головокружения.

«Богиня! Что со мной случилось?»

 «Будь спокойна, дитя мое. Не бойся». Это был голос Эпоны!

Сердце Бригид мучительно заколотилось в бесплотной груди. Она непонимающе огляделась вокруг, но увидела лишь луну, недавно взошедшую в ясном ночном небе, совершенно круглую, цвета сливочного масла. Какое-то время кентаврийка висела, пытаясь справиться с накатившими страхом и паникой, потом почувствовала, что ее призрачное тело начало двигаться. Она полетела на север, сначала медленно, потом все быстрее. Внизу лежали темные и тихие Голубые скалистые горы. Скорость все увеличивалась. Охотнице показалось, что прошел только миг, а она уже пролетала над рекой Колман. Внизу пронесся замок Макнамара и виноградники. Она хотела замедлить чудовищную скорость полета, взять ее под контроль, но дух Бригид был в руках Богини, а Эпона, как видно, очень спешила.

Луна заблестела над черным плещущимся пространством моря Бан. Кентаврийка смотрела на его необъятные просторы, остававшиеся без изменений, хотя ее дух летел очень быстро. Вид морской глади помог ей справиться с головокружением. Движение вдруг замедлилось. Бригид оторвала взгляд от воды, посмотрела на берег и тут же замерла от удивления.

Под ней сиял огнями замок Маккаллан. На зубчатых крепостных стенах и во дворах горели факелы. Час был поздний, но стражники бдительно расхаживали по недавно восстановленному проходу. Ей было радостно и горько видеть свой недавно обретенный дом. Она была счастлива и страдала одновременно. При виде замка кентаврийке отчаянно захотелось, чтобы они с Кухулином оказались здесь, а не спали в одинокой пещере, на самой границе с ее родной равниной.

«Судьба решила иначе, дитя».

Спокойный нежный голос Богини раздался в голове Бригид. Она почувствовала, как ее тоска уходит, устыдилась и тряхнула головой.

«Кто я такая, чтобы подвергать сомнению судьбу и желание Богини? Бренна с готовностью встретила свою судьбу. Найэм с честью приняла свою. Разве я не способна поступить так же?»

 «Ты можешь сомневаться, дитя, точно так же, как и выбирать. Я верю, что твое решение будет разумным, когда придет время». Бригид смиренно склонила голову перед правдой слов Богини. «Теперь смотри внимательно, чтобы получить знание, которое тебе понадобится очень скоро».

Тело охотницы опускалось с такой скоростью, что в ее глазах все замелькало, и внезапно остановилось. Поморгав, чтобы прояснить зрение, она поняла, что парила под потолком Большого зала. Внизу на своих обычных местах за столом предводительницы сидели Эльфейм и Лохлан. Кроме них в комнате был еще один человек – главная кухарка Винни. Она стояла перед столом, на котором лежала целая охапка недавно собранных трав. Эльфейм рассеянно пощупала широкий зеленый лист растения, в котором Бригид узнала базилик.

В Большой зал вбежала Сиара, и общее внимание обратилось на нее. Она открыто, с явным любопытством улыбнулась, подошла к столу и грациозно присела в почтительном поклоне.

42 44