Чаша любви

8

 – Я не думала, что они это сделают, – удивленно сказала Бригид, когда они с Кухулином приблизились к главной площади поселка, где собрались все до единого новые фоморианцы.

От самого маленького крылатого ребенка до красавицы Сиары, они с надеждой ожидали кентаврийку и воина, которые должны были повести их в землю, о которой жители ущелья знали только по картинам, легендам и мечтам давно умерших женщин.

 – Уже рассвело. Мы готовы, ждали лишь вас, – обратилась к ним Сиара.

Бригид заметила явную вспышку гордости в глазах крылатой женщины, но нашла, что ей было чем гордиться. Дети стояли в ряд, словно маленькие воины. У каждого к спине был привязан мешок. Взрослые несли более тяжелый груз. Охотница насчитала пятерых мужчин, надевших на себя кожаные петли, в которых сидели самые маленькие. Бригид с изумлением увидела, что основные припасы для путешествия были аккуратно сложены на волокушу и укрыты косматой шерстью. Новые фоморианцы могли немедленно отправляться в путь.

Первым обрел дар речи Кухулин.

 – Молодцы, – произнес он, кивнув улыбающимся детям, но даже не приподнял уголки губ им в ответ. – Сначала мы двинемся на восток, потом повернем на юг и войдем в Партолону.

Воин вспрыгнул на коня и направил его к восходящему солнцу. Бригид двинулась следом и аж подскочила от неожиданности, когда толпа, идущая позади, оглушительно завопила от радости. Затем тонкий голосок начал выводить древнюю песнь. Уже несколько поколений жителей Партолоны приветствовали этими словами солнце Богини.

Приветствуем тебя, солнце Эпоны.

Ты путешествуешь высоко в небесах,

широкими шагами поднимаешься

на крыло высоты.

Ты счастливая мать звезд.

Вскоре к песне присоединился еще один ребенок, и еще один, и еще. Утреннее эхо отозвалось счастливым детским голосам, воспевающим хвалу своей Богине.

Ты опускаешься в опасные воды океана,

но это не вредит тебе.

Ты качаешься на тихой волне,

словно юный эльф на цветке...

 – Путешествие будет чертовски долгим, – вздохнула Бригид.

 – Верно, – отозвался Кухулин. – Но могло быть и хуже.

 – Как это?

 – Они могли сесть на тебя верхом.

Его слова заглушили громкие голоса семидесяти поющих детей, но Бригид могла поклясться, что воин негромко засмеялся.

Утро перешло в день, тот – в вечер, и Бригид решила, что Пустошь, без сомнения, самое мрачное место из тех, которые она когда-либо имела несчастье посетить. Путникам потребовалось всего несколько часов, чтобы добраться до гор. Оказавшись в тени мощных красных гигантов, Кухулин повернул группу на восток. Все оставшееся утро колонна двигалась вдоль горной цепи.

Внимательный взгляд Бригид скользил по земле.

«Какое уродство!» – думала она при виде выступающего сланца и низеньких тонких растений с узкими листочками. Помимо того, что проклятая местность была на редкость некрасивой, она к тому же ни на секунду не давала расслабиться. Окрестности выглядели плоскими и ровными, позволяющими идти быстро, но землю то и дело прорезали глубокие ущелья, похожие на рубленые раны. Холодный суровый пейзаж, кругом сплошной сланец. Споткнуться здесь ничего не стоило. Один неверный шаг, даже при такой размеренной ходьбе, и можно запросто сломать ногу.

Горы были не лучше земли, которую они окружали. Красные, пугающие вершины походили на молчаливых, но грозных стражей. Хотя они, наверное, и должны выглядеть именно такими. Бригид почти не приходилось бывать в подобных местах. Она могла их сравнить лишь с округлыми Синими холмами, отделявшими северо-западную оконечность ее родных мест от остальной части Партолоны. Холмы не были горами, хотя казались довольно внушительными по сравнению с открытой и свободной равниной, столь любимой кентаврами. Они совсем не походили на красный барьер Трирской горной цепи, виднеющийся вдали. Округлые Синие холмы, сплошь поросшие деревьями, издали напоминали туманные сапфиры. Эти возвышения были приветливыми, там росли цветы и водились животные. Трирские же горы оказались их полной противоположностью. Бригид с тревогой смотрела на массивные верхушки и радовалась тому, что Ку и Сиара последовали ее совету и не повели детей по опасной скрытой тропе.

7 9