Чемодан. Вокзал. Обойма

Глава 14

А на другом конце столицы во дворе, который был запечатлен на фотографиях, показанных Лорой Ларину, тем же утром происходило следующее. Было около десяти часов – то время, когда работающие граждане уже уехали на службу, машин поубавилось, а пенсионеры и матери с детьми, кому не нужно спешить, еще находились дома.

Павел Игнатьевич Дугин всегда старался избегать лишних глаз. Ведь конспирация являлась одним из его «пунктиков».

В пустынный двор неторопливо вкатила потрепанная грузовая машина с кузовом-фургоном. На нем была надпись: «Технологическая». Автомобиль, пофыркивая двигателем, подкатил к крайнему подъезду двенадцатиэтажного дома и замер, оставив узкий проезд для легковых машин. Водитель оставался за рулем. Жилистый немолодой мужчина, сидевший рядом с ним, поглубже натянул на глаза кепку и выбрался из кабины.

Павел Игнатьевич Дугин выглядел как заправский прораб: потертые джинсы, мятый пиджак, в руках потрепанная папка, из которой выглядывали бумаги явно технической направленности – чернели таблицы, синели печати. Он вразвалочку подошел к двери будки-фургона и постучал в нее кулаком.

– Эй, орлы, приехали! За работу пора.

Из машины выпрыгнули двое крепко сбитых работяг в синих поношенных спецовках. На спинах не очень четко читалось название организации, где они якобы работали: «МОСГОРТЕХНАДЗОР».

– Выгружайте, время поджимает. Мне еще на трех объектах побывать надо, – произнес Павел Игнатьевич.

Работяги принялись выгружать из машины стройматериалы: листы гипсокартона, уже раскроенного по размеру, деревянные бруски, чемоданчики с инструментами, ведра с краской. При этом они, как и положено настоящим работягам, немного матерились, но работали слаженно и быстро. Все выглядело очень натурально, и даже любопытная пенсионерка, выглядывающая из окна, не заметила подвоха.

– Вот-вот, наконец-то за дело взялись, – радовалась она. – Не зря я наш ЖЭК жалобами бомбила. Может, наконец-то ремонт в подъезде сделают. А то стенки заплеваны, линолеум на площадках весь вытерся…

Выгрузив стройматериалы, рабочие ожидали распоряжений прораба. Дугин затрещал «молнией» папки и вручил им новенькую табличку с броской надписью «паспорт дома». Обычно такие висят только в центральных кварталах, на периферии эксплутационные службы зачастую пренебрегают инструкциями. Жильцам такая табличка ни к чему, а эксплуатационники и так знают, что и где находится. Табличка извещала, сколько в доме подъездов и квартир, в каком году он возведен; чуть ниже большими буквами было написано, что именно здесь в подвале расположена бойлерная, а на последнем этаже есть выход на крышу.

Работяги сноровисто прикрепили табличку на первый взгляд с почти бесполезной информацией возле подъезда. Павел Игнатьевич отошел к машине, полюбовался. С проезда эту табличку невозможно было не заметить. Главной информацией для того, кому предназначалась эта табличка, была лишь одна строчка – выход на крышу.

Дугин поддернул рукава ношеного пиджака и подхватил пластиковое ведро с краской. Рабочие вдвоем взяли листы гипсокартона, бруски, хотели положить сверху и лист шифера.

– Надорветесь, – негромко произнес Павел Игнатьевич и добавил шепотом: – Настоящие работяги по стольку не носят. Естественней, естественней.

Кодовый замок на стальной двери подъезда стоял незамысловатый. Стоило Дугину чиркнуть пальцем по кнопке с номером одной из квартир, как динамик коротко пискнул, и запор разблокировался.

– Заносите, заносите, – придержал дверь Павел Игнатьевич.

Работяги в синих спецовках потащили стройматериалы по лестнице. Из-за двери своей квартиры уже выглядывала любопытная пенсионерка.

– Во-во, зашевелились наконец-то. Пока жалобу не напишешь, никто чесаться не станет.

– Конечно, бабушка, – отозвался Дугин, не поворачиваясь к пенсионерке лицом. – Начальство сказало, мы и делаем.

– Знаем мы вашу работу! Потолки белить сначала надо, а потом уже стены красить.

– Мы и подъезд покрасим, и даже перила поменяем. А то сами молодежь не гоняете, вот они бычки о поручни и гасят. Мы с самого верха начнем, чтобы грязь не разносить. Вам же меньше убирать будет.

– А фамилия ваша как? – пытливости старушки не было предела.

Дугин даже слегка опешил.

– Петров моя фамилия.

– А имя-отчество?

– Петров В.П. Вам-то зачем это знать?

– А на кого я потом жаловаться буду? – резонно ответила старушка. – И должность свою назовите.

– Старший прораб «Мосгортехнадзора», третье строительное управление, участок номер пять, – отрапортовал Павел Игнатьевич первое, что пришло ему в голову.