Чемодан. Вокзал. Обойма

Глава 2

Восток – дело тонкое, а восточный бизнес – дело темное. В Средней Азии все решают не деньги как таковые, а связи, знакомства. Главное – принадлежность к тому или иному клану. Имея даже несколько десятков миллионов долларов, можно прогореть в бизнесе за считаные недели – не сунул в нужную руку бакшиш, не выказал уважения внешне незаметному, но непростому человеку, не сделал вовремя взнос в «благотворительный фонд» главы влиятельного рода…

Окна фирмы «Гермес», возглавляемой Тофиком Хайдаровым, выходили на Президентский дворец. Уже сам этот факт говорил о многом. Сами же порядки, заведенные в офисе, мало чем отличались от тех, которые царили во дворце напротив. Хан, бай, феодал – вот первые слова, приходившие на ум всякому, кто знакомился с порядками в хайдаровском бизнесе. Впечатление это усиливалось от самого вида Хайдарова: сухое оливкового цвета лицо и тяжелый взгляд черных глаз придавали ему неуловимое сходство с сатрапом. Мало кто мог выдержать взгляд этих страшных жгучих глаз – даже во дворце напротив… Впрочем, сам Тофик уверял, что в его делах невозможно без сильной руки и диктата. Через «Гермес», занимавшийся трудоустройством местных жителей в России, ежегодно проходили десятки тысяч людей, у многих из них были темные биографии и сомнительные документы. Большинство трудовых мигрантов после первых же недель работы в Москве считали себя обманутыми – впрочем, небезосновательно, – и разруливать щекотливые ситуации приходилось Хайдарову. Не без помощи прикормленных людей из Администрации президента, конечно… Если президент был полновластным монархом среднеазиатской республики, то сам Тофик, как человек из президентского клана, считался особой приближенный к «телу», был его верным сюзереном, которому прощалось многое – и русская любовница в том числе. Правда, злые языки поговаривали, что Хайдаров слишком уж доверяет своей Наташе и что она – для Средней Азии дело неслыханное! – иногда даже вмешивается в его бизнес…

…То памятное для Хайдарова утро началось с неприятного телефонного звонка. Звонил начальник милиции небольшого города, отстоявшего в трехстах километрах от столицы. Мол, полтора часа назад в местный райотдел обратился некто Рахмон Сафаров, назвавшийся сотрудником регионального отделения «Гермеса». Он якобы познакомился с красывый-красывый русский девушка на дорогой иномарке, но тут появился ее брат, который безо всякой причины зверски избил Рахмона, затем завез его на городскую свалку и попытался убить. Сафаров дал негодяю достойный отпор и заставил его позорно бежать, но при этом утерял ценности и все документы, в том числе и паспорт.

– Потерпевший был пьян, – как бы извиняясь за Сафарова, сообщил милицейский начальник. – Утверждает, что его напоили насильно.

– Пьян? – искренне удивился Хайдаров. – Он же обычно только анашу курит! Неужели так быстро поменял «гастрономические» вкусы?

– Мы даже медицинское освидетельствование провели… На всякий случай. Можем переслать… или привезу вам лично.

Тофик с трудом подавил тяжелый вздох. Он давно бы уже избавился от Сафарова, но подобрать на его место достойную замену пока не представлялось возможным. В небольшом городке, где «Гермес» недавно открыл представительство, Рахмон слыл едва ли не самым образованным человеком. А главное – у Хайдарова срывалась поставка партии рабсилы в Москву. Ведь именно Рахмон должен был ехать в качестве одного из сопровождающих. А как отправить с такой ответственной миссией неадекватно ведущего себя человека, который к тому же еще умудрился утерять паспорт?

– Где теперь этот бездельник? – сумрачно осведомился Хайдаров.

– Наверное, дома… Или в своей чайхане, – ответил милиционер, как о чем-то само собой разумеющемся.

– Спасибо за информацию, – хозяин «Гермеса» положил трубку, нажал кнопку селектора и бросил секретарше. – Так, отыщи Сафарова и скажи, что он больше у меня не работает. Заодно объясни, сколько он должен «Гермесу» и лично мне за упущенную выгоду. Что с ним произойдет, если он не выплатит мне компенсацию на протяжении месяца, объяснять Сафарову не надо: это он и сам прекрасно знает.

Теперь предстояло срочно решить, что делать дальше. Люди, которых можно было бы отправить в Москву в качестве сопровождающих партию в сто двадцать гастарбайтеров, у Тофика, конечно же, были. Но все они занимались другими, не менее важными делами. Найти ответственного, а главное, надежного человека за несколько дней и не сломать при этом график поставки рабочей силы не представлялось возможным.