Эолли или легкое путешествие по реке

Эолли или легкое путешествие по реке. Часть - 2

Однажды, гуляя в больничном дворе, Ваня услышал обрывок их беседы.

"Хочется персиков", — сказала парню Светлана.

"Еще чего? — ответил водитель. — Ты, что, маленькая?"

Ваня вскоре выздоровел и уехал в деревню. Во всей деревне персики росли только у деда Григория, пасечника, слывущего очень крутым нравом. К тому же у него была очень злая собака. Но Ваня, все-таки, пересилил страх и забрался ночью в сад деда Григория и сорвал персиков ровно десять штук. Утром Ваня отправился в райцентр пешком, а это без малого — пять километров. Нашел ту больницу. Но мальчик не решался зайти внутрь. Тут он увидел знакомый грузовик, стоявший во дворе больницы. Ваня открыл дверь и положил пакет на сиденье водителя и быстро ушел. Спустя неделю, Ваня получил письмо от медсестры Светланы, где она поблагодарила его за очень вкусные персики. Вот такая история.

— А что было дальше? — спросила Вероника.

— Прошли годы, Иван стал взрослым, для него та давняя история с персиками была как сказка, которую он вспоминал с большой нежностью.

— Медсестра Светлана была его первой любовью, — заключила тихо Вероника. — А Иван — это ты?

— Я.

— Здорово. Я у меня ничего такого в жизни не было.

— Еще все впереди.

— Ты думаешь?

— Конечно.

Вероника притихла, а вскоре уснула, уткнувшись лбом мне в грудь.

* * *

Утром я проснулся, разбуженный каким-то необычным звуком. Тот звук, прозвучавший внутри меня и заставивший меня открыть глаза, не был похож на дверной звонок или телефонный, а тем более — на звонок будильника. Даже не объяснить — что он напоминал. Какую-то музыку, наверное.

Часы на стене показывали 7:15.

Вероника мирно спала. Я встал, умылся, поставил на газ чайник. И в это время я вспомнил звук, поднявший меня с постели, — то была короткая мелодия моего компьютера-ноутбука, который он издавал при включении и выключении. Я не пользовался ноутбуком с тех самых пор, как появилась Эолли.

Я сходил в комнату за ноутбуком, плотно прикрыл дверь, подсоединил провод к телефонному гнезду и включил компьютер. Ввел код и зашел на почту. Мне было письмо от некоего Аксинфия Модестовича, написанное пять дней назад, то есть, с того времени, когда пропала Эолли. Почту с неизвестными адресатами я всегда удалял, не открывая, потому что они могли занести вирус.

Подумав несколько секунд, я открыл письмо.

"Уважаемый Андрей! Я хотел бы встретиться с Вами по очень важному вопросу. Дайте знать о своем решении. Только одна просьба — ни с кем не советуйтесь. Впрочем, у вас нет другого выхода. Аксинфий Модестович".

Я перечитал письмо несколько раз. Сомнений быть не могло — Эолли похитили, а этот Аксинфий Модестович, должно быть, выступал в роли посредника.

"Согласен встретиться. Назначьте место и время. Андрей."

Написав ответ, я стал ждать. Слишком рано, подумал я, этот Аксинфий, должно быть, еще спит. И вообще, почему незнакомец связался со мной по электронной почте? Если он выяснил мой э-мейл адрес, то наверняка, он знал и номер моего телефона. Странно всё и непонятно. Одно хорошо — появилась зацепка, тонкая ниточка, связывающая меня с Эолли.

Вскипел чайник. Я заварил кофе. И закурил. С этикетки стеклянной емкости мне улыбался Пеле. "Я, похоже, здорово влип, маэстро, — обратился я мысленно к знаменитому футболисту. — Они завладели инициативой, воспользовались запрещенным приемом. Применили жестокий фол по отношению ко мне, и никто вокруг не заметил это. Обыграли всухую. Мне ничего не остается, как признать поражение…" "Игра в одни ворота, — усмехнулся великий бразилец. — Это не по правилам. Но у тебя есть еще время. За тобой штрафной удар с одиннадцатиметровой отметки. Пробей хорошо, чтобы без сучка и задоринки!.."

Я затушил в пепельнице окурок и стал пить кофе.

На экране монитора, в углу, замигал конвертик, извещающий о том, что мне поступило письмо. Я открыл его. Писал Аксинфий Модестович.

"Вы слишком долго молчали. Несмотря на мое предупреждение, вы все-таки обратились за чужой помощью. Это в корне меняет дело… Встреча наша, скорей всего, невозможна по вашей вине. А жаль…"

Я тут же написал ответ:

"В последнее время я не пользовался компьютером. Вот и вся причина. Андрей."

Аксинфий Модестович молчал около получаса. Наконец он ответил:

"Хорошо. Встретимся сегодня. В тридцати километрах от кольцевой дороги. По Ярославскому шоссе. Придорожное кафе "Медведь". Ровно в полдень".

* * *

Первым долгом я привел в порядок свою "Тойоту", заменил пробитые шины на новые. Потом я долго размышлял, прихватить мне пистолет или нет. И оставил. Строго наказал Веронике не выходить из дому и никому не открывать двери.

Приехал я на место раньше времени, с запасом в сорок минут. Припарковался на площадке перед бревенчатым домом, построенном под сказочный терем, крышу которого венчал разукрашенный деревянный петух. Над резным крыльцом висела надпись "Кафе "Медведь". Кроме моей машины, на стоянке было еще несколько авто: "Жигули" — девятка, микроавтобус "Газель", старый "Мерседес" и "Хюндай-Элантра". Со стороны терема доносился вкусный запах шашлыка.