Галаор

Пшеница и червяки

Лязгнул металл: ангел с кабаньими клыками медленно расправил крылья, поднялся со своего пьедестала и направил свой полет в сторону дона Оливероса. Рыцарь пришпорил коня и поскакал навстречу ангелу. Тот хотел схватить его огромными когтями, но промахнулся, тяжело захлопал бронзовыми крыльями и снова попытался подняться в воздух. Дон Оливерос взмахнул мечом, ангел уклонился и бросился в атаку на Оливероса, пытаясь ухватить его страшными зубами. И в этот момент шею его пронзила стрела. Бледное мягкое тельце ребенка ударилось о доспехи дона Оливероса.

Смеющийся Галаор, размахивая луком и крича, скакал навстречу дону Оливеросу. За ним с криками, похожими на птичьи, поспешал Тристан. Не спешиваясь, смеясь и плача, друзья обнялись.

ОЛИВЕРОС: Я знал, что ты преодолеешь все препятствия, раскроешь любой обман и победишь всякое искушение. Я знал, Галаор, что ты придешь.

ГАЛАОР: Ангел с кошачьими когтями – это ребенок, дон Оливерос.

ОЛИВЕРОС: Дело рук Модиомодио. Едем отсюда, Галаор: скоро все бронзовое войско оживет. Этот был единственный из них, кто умел летать. Потому-то я и не спешил нападать на него.

Все трое пустились галопом. Они слышали, как за их спинами нарастает шум: злобные крики и лязганье металла.

ГАЛАОР: А где Брунильда?

ОЛИВЕРОС: Нам нужно спешить, если мы хотим вызволить ее: мы должны задержать Фамонгомадана, до того как его люди перекроют подступы к мосту диадем. Если мы не успеем, Фамонгомадан доберется до своего конегрифа, взлетит на нем вместе с Брунильдой, и нам уже никогда не найти ее.

ГАЛАОР: Что еще за конегриф?

ОЛИВЕРОС: Что-то вроде летучего коня.

Крики и кудахтанье заставили их обернуться: бронзовая курица с невиданной скоростью приближалась к ним, и огромный карлик у нее на спине угрожающе размахивал мечом.

ОЛИВЕРОС: Придержи коня, Галаор. Будешь атаковать сзади.

ГАЛАОР: Погодите, я хочу встретиться с этим чудищем лицом к лицу.

Дон Тристан повернул коня и поскакал навстречу курице и карлику. Галаор и дон Оливерос пытались остановить его, но дон Тристан не слушал их: он лихорадочно искал что-то в переметной суме. Дон Тристан бросил горсть желтой пыли под ноги бронзовому чудовищу, потом с силой пришпорил своего одра. Курица была от него уже в двух шагах, но вдруг резко остановилась. Огромный карлик свалился на землю, вопя от ярости и боли. Довольный дон Тристан подъехал к Галаору и дону Оливеросу.

ТРИСТАН: Можем ехать спокойно.

ГАЛАОР: Что вы сделали?

ТРИСТАН: Вы конфисковали у меня не все оружие, дон Галаор. У меня оставалось еще немного пшеницы и несколько червяков.

ГАЛАОР: Для чего?!

ТРИСТАН: На случай, если нам встретится гигантская бронзовая курица: зерно и червяки для них – неодолимое искушение. Вы сами это только что видели.