Где заключаются браки?

Глава 1

Татьяна Германовна Одинцова уже с утра почувствовала какой-то дискомфорт. Не то чтобы она не выспалась, или у нее было плохое настроение, или просто кто-то нахамил ей накануне. Нет, она физически ощутила, что с ней что-то не так. Первым неприятным моментом стало то, что она не может прижать руки к своему телу: под мышками вспухли лимфатические узлы с куриное яйцо. Таня с ужасом ощупывала себя.

– Что это? – запаниковала она, перекатывая пальцами огромные, плотные и болезненные образования. Она нашла такие же припухлости в области локтей, под коленками, в паху, на шее.

«Да что же это такое?» – Таня в панике соскочила с кровати, побежала в ванную и сразу же кинулась к зеркалу. Все ее лицо, шея, руки были сплошь покрыты красной сыпью. Выглядела она ужасно, впрочем так же и чувствовала себя.

– Кошмар! Что это!? Я – заболела?! Это явно не простуда! Мамочки!

Татьяну затрясло то ли от ужаса, то ли от температуры, ведь ее еще и знобило.

Она набрала ванну теплой воды и залезла туда, как будто могла смыть с себя сыпь.

Татьяна была эффектная дама с весьма привлекательной внешностью: стройная фигура, красивое строгое лицо и длинные густые волосы. Она окончила педагогический институт и уже более десяти лет работала учительницей в школе. Вела историю, а в последнее время из-за нехватки учителей ей предложили преподавать в старших классах русский язык. Ведь она была очень грамотной, в свое время окончила институт с красным дипломом. Но любила Таня именно историю.

Сейчас на дворе стоял июнь, и она была на каникулах. Нет, необходимо еще появиться в школе, подвести кое-какие итоги, поприсутствовать на нескольких педагогических советах, ну а потом она будет свободна как ветер до конца августа.

Татьяна терла тело мочалкой, надеясь на чудесное исцеление, но сыпь проявлялась еще сильнее. Таня завернулась в халат и стала бегать по квартире в поисках одежды. Ее охватила настоящая паника. В голове билась одна-единственная мысль – скорее добраться до поликлиники и услышать от врача утешительное: «Вам это показалось». Хотя убедить ее в ошибке будет сложно….

«Хорошо еще, что закончились занятия, прошли все проверочные работы и контрольные, и наконец-то можно расслабиться…» Это ей не удалось, но зато и ученики ее не увидят. А то пришлось бы брать больничный лист, в таком виде она точно не смогла бы появиться в школе, чтобы не вызвать пересудов.

В дверь позвонили. Татьяна на цыпочках подбежала к ней и осторожно, словно ее могли заметить снаружи, посмотрела в глазок. Там размытым пятном маячило лицо соседа, у него была трехдневная щетина. Павел жил в этом доме лет десять, и на ее глазах прошел путь от балагура и весельчака, выпивающего в компаниях, до запойного алкоголика. Жена, дети, множество любовниц, а потом – разбитое корыто… Жена с детьми ушла, любовницы стали не нужны чисто физиологически… И жил теперь Паша совершенно один, в свои сорок три года он выглядел на все шестьдесят пять. Он был добрым и бесхарактерным человеком и всегда помогал ей – одинокой красивой женщине. Если куда подвезти – Паша, починить – Паша, что-то прибить – Паша. Поэтому, когда он стал никчемным и никому не нужным, она не смогла отвернуться от него, как большинство его знакомых. Она считала себя ему обязанной и вроде как была в ответе за него. Иногда она кормила его, вызывала «Скорую», иногда малодушничала и давала ему на бутылку. Конечно, Татьяна сразу же пресекла все его ухаживания, сохранив чисто соседские отношения.