Гитлер. Последние десять дней. Рассказ очевидца. 1945

Глава 4 ГЕНЕРАЛЫ И ЛЮДИ ГИТЛЕРА

Принимая решение, Гитлер проигнорировал предложения своего Генерального штаба. На самом деле степень его доверия к рекомендациям генералов была настолько мала, что он 6 марта 1945 г. отстранил Гудериана от должности начальника Генерального штаба, а разведывательно-аналитическое управление Гелена сократил до размеров небольшой группы, неспособной эффективно выполнять сколько-нибудь полезную работу. Двадцать две дивизии 16-й и 18-й армий в ожидании своей участи продолжали топтаться в Курляндии, полностью отрезанные от сухопутной связи с Германией. Самая боеспособная 6-я танковая армия СС и еще несколько дивизий, снятых с Западного фронта и выведенных из Италии, были переброшены в Венгрию, а не в Померанию, где немецкие войска с трудом сдерживали намного превосходящие силы противника. В итоге на территории между озером Балатон и Будапештом было сосредоточено 1200 танков для запланированного немецкого наступления, не имевшего никакого смыла и значения ввиду смертельной угрозы, нависшей над Берлином. Помимо 6-й танковой и 6-й общевойсковой армий, вместе образовавших группу армий «Балканы» под командованием генерала Дитриха, здесь же находились кавалерийский полк и части 3-й венгерской армии. Гитлер намеревался ударом в южном и восточном направлениях вернуть территории от города Печ до впадения Дравы в Дунай, снова включить Будапешт в общую немецкую линию обороны и превратить Дунай на всем протяжении до слияния с Дравой в становой хребет германского защитного вала в Венгрии. А в Померании тем временем с немецкой стороны в наступлении участвовали серьезно обескровленная 3-я танковая армия, отдельные соединения 11-й общевойсковой армии и не более 500 танков.

Но Гудериан не хотел сдаваться. Даже в первых числах марта он все еще пытался, используя тщательно выверенные выкладки службы Гелена, касавшиеся количественных оценок и дислокации сил противника, побудить Гитлера отказаться от своих планов на юге. Все эти усилия способствовали лишь тому, что оба они – и Гудериан, и Гелен – все больше впадали у Гитлера в немилость. Был и такой случай: Гелен во время очередного доклада у Гитлера вновь представил абсолютно достоверные сведения, подготовленные специалистами высочайшего уровня, относительно стратегических замыслов советского командования и мест концентрации ударных частей русских. Выслушав, Гитлер в сильнейшем раздражении и тоном, не допускающим возражений, заявил: «Я категорически отвергаю эти негодные предложения. Только истинный гений в состоянии предугадать намерения противника и сделать нужные выводы. И никакой гений не станет обращать внимание на разные мелочи».

Отношения ухудшились до такой степени, что всякий раз, когда Гудериан или Гелен упоминали какую-нибудь неудачу или неприятный факт, Гитлер обвинял их в «одностороннем и предвзятом освещении» событий; при этом он любил повторять, что, планируя военные операции, руководствуется неизменно собственной интуицией и присущим ему вдохновением, свободным от постороннего влияния. И все-таки было немало примеров, когда интуиция подводила Гитлера – не помогала ему сохранять доминирующее положение и настоять на своем. Например, такое случилось однажды в моем присутствии 12 марта 1945 г.; тогда мне вновь пришлось сопровождать Гудериана на очередное рабочее совещание у Гитлера.

Оно началось, как всегда, в имперской канцелярии ровно в 16.00. После докладов представителей сухопутных войск, военно-воздушных и военно-морских сил об обстановке на западе и на востоке, все участники совещания покинули помещение, за исключением Бормана и Гудериана, которых Гитлер попросил остаться. Гудериан, в свою очередь, задержал и меня, так как я имел при себе все документы по Восточному фронту. Фюрер ожидал также генерала танковых войск Дитриха фон Заукена, только что назначенного Гитлером командующим 2-й армией, сражающейся в районе Данцига, Гдыни и дельты Вислы. Армия была полностью отрезана от остальной Германии, всецело полагалась на собственные ресурсы и сохраняла весьма призрачную связь с 4-й армией, обороняющейся в Восточной Пруссии.