Гонки на мокром асфальте

Глава 39

— Конечно, так будет лучше, — первой заговорила Триш, — но все-таки мне его немного жаль.

— Так будет лучше, и этим все сказано, — отозвался Максвелл.

— Да, я знаю, и все же…

— Он пытался овладеть девочкой-подростком, — резко произнес Максвелл. — Какой нормальный отец набросится на невинную девушку?

Триш хмыкнула и покачала головой. Я приподнял голову от доски, на которой лежал, и посмотрел на нее.

— Что ты хочешь сказать? — тревожно спросил Максвелл.

— Судя по тому, что о ней говорят, не такая уж она и невинная.

— И что же о ней говорят? — пролепетал Максвелл. — Впрочем, не важно. Попытка изнасилования была.

— Да, да, конечно, — согласилась Триш. — Только как-то уж очень своевременно она выступила со своим заявлением.

— Полагаешь, она все выдумала?

— Нет, наверное. Но почему Пит молчал, пока ты ему не начал жаловаться на то, что мы скорее всего проиграем дело об опекунстве?

— Меня не волнует, почему он столько времени молчал, — отрезал Максвелл. — Дэннис плохо относился к Еве, та же участь ждет Зою. Дурак он, если дал себя застукать со спущенными брюками и членом в кулаке. И вдвойне дурак, если думает, будто я таким случаем не воспользуюсь. С нами у Зои будет счастливое детство. Мы дадим ей нормальное воспитание, хорошее образование. Обеспечим. Замуж выдадим за хорошего парня. У нее будет полноценная семья. Да что я тебя уговариваю? Ты же сама все прекрасно понимаешь.

— Понимаю, я все понимаю. — Триш отпила из бокала янтарную жидкость. — Но ведь и он не такой уж плохой.

Максвелл отправил в пищевод остатки вина и со стуком опустил бокал на тиковый стол.

— Пора готовить ужин, — произнес он и отправился в дом.

Их откровенность ошеломила меня. Я тоже отмечал удивительное совпадение событий и с самого начала подозревал неладное. Но одно дело догадываться, и совсем другое — услышать все своими ушами.

Подумать страшно. Представьте человека, у которого жена внезапно умирает от рака мозга. После чего ее бездушные родители сразу же затевают тяжбу с целью отнять у него дочь. Используют инсинуации, лживые заявления о сексуальных домогательствах, имея деньги, нанимают свору хитрых адвокатов-крючкотворов. Месяцами не дают отцу общаться с шестилетней дочкой. Кроме того, лишают его возможности зарабатывать себе на жизнь, только для того, чтобы доказать, будто он не способен обеспечить дочь. Сколько времени продержится человек в столь ужасной ситуации?

Но они не знали, с кем имеют дело. Дэнни не прогнулся перед ними и не сломался. Он никогда не сдавался и не сходил с дистанции.

Испытывая к «близнецам» отвращение, я последовал за ними в дом. Триш суетилась возле плиты, Максвелл достал из холодильника банку маринованного перца. Внутри меня закипала ненависть.

«Подонки!» «Гнусные мошенники».

Они перестали быть для меня людьми, превратились в «близнецов»-подлецов, низких, злобных подонков, набивающих чрево противным жгучим перцем, подкармливающих своего внутреннего трусливого дракона. Когда они смеялись, из их ртов извергалось пламя, а из носов валил дым. Они были недостойны жизни, эти гадкие людишки. Отвратительные создания на азотной основе, подобные монстрам, обитающим на дне самых глубоких озер, в мрачных впадинах, куда даже кислород не осмеливается проникать и где никогда не бывает света, а давление сокрушает все, превращая в песок.

Моя ненависть к «близнецам»-подлецам подпитывала мою жажду мести. Ради справедливого воздаяния я готов был использовать всю свою собачесть.

Керамическими зубами, которые он снимал на ночь, Максвелл разгрыз первый стручок, обдав губы едким соком, и полез в банку за вторым. Я подошел к нему. Сел перед ним. Подал лапу.