Гонки на мокром асфальте

Глава 57

На следующий же день мистер Лоуренс сообщил Дэнни, что «близнецы»-подлецы отозвали иск об опеке над Зоей. Мы могли взять ее. Максвелл и Триш попросили сорок восемь часов на сборы и на то, чтобы еще хотя бы немного времени побыть с Зоей, но Дэнни мог и не соглашаться на их просьбу.

Дэнни мог проявить жестокость. Безжалостность. Они отняли несколько лет его жизни, обобрали до нитки, ограничили в поисках работы. Они пытались раздавить его, уничтожить. Но Дэнни — джентльмен. Он проявил сострадание. Он удовлетворил их просьбу.

Вечером, когда в ожидании Зои он делал тесто, чтобы испечь ее любимое печенье, раздался телефонный звонок. Руки у Дэнни были в липком промасленном тесте. Он нажал на кнопку громкой связи.

— Вас слушают, — бодро произнес он. — Спасибо за звонок. Что вы хотели сообщить?

Последовала непродолжительная пауза, заполненная слабым потрескиванием.

— Я хотел бы поговорить с Дэнни Свифтом.

— Я у телефона, — ответил Дэнни, заглядывая в кастрюлю и не переставая готовить тесто.

— Это Лука Пантони. Из Миранелло. Отвечаю на твой звонок. Не помешал? Тебе удобно разговаривать?

Брови Дэнни взлетели вверх, он посмотрел на меня и улыбнулся.

— Лука, Grazie. Я пеку печенье, поэтому говорю по громкой связи. Надеюсь, ты не возражаешь?

— Нет, конечно.

— Лука, я звонил тебе, чтобы сказать: причина, по которой я… Ну в общем, теперь я могу выезжать из Штатов. Все разрешилось.

Судя по голосу, разрешилось благополучно, — заметил Лука.

— Да, весьма, — ответил Дэнни. — Все хорошо. Я хотел узнать, сохранилось ли еще место, которое ты мне предлагал?

— Разумеется.

— В таком случае мы, в смысле я, моя дочь и мой пес Энцо с удовольствием приняли бы твое приглашение на обед.

— Твоего пса зовут Энцо? Многозначительное имя.

— В душе он — тоже гонщик, — сказал Дэнни и снова улыбнулся мне.

Дэнни удивил меня. Я очень хорошо знал его, но никак не ожидал, что он позвонит Луке.

— С нетерпением ожидаю встречи с тобой, твоей дочерью и Энцо, — произнес Лука. — Мой заместитель все для вас подготовит. В том числе контракт. Это необходимо, ты понимаешь. Бизнес. Расходы на тест-драйвы…

— Я все прекрасно понимаю, — отозвался Дэнни, не переставая отрывать от теста небольшие кусочки, смешивать их с изюмом и раскладывать по формочкам.

— Ты не против подписать контракт на три года? — спросил Лука. — Да, а как твоя дочь относится к переезду в Италию? Она сможет посещать американскую или итальянскую школу.

— Она сказала, что хотела бы учиться в итальянской. Посмотрим на месте. В любом случае она в восторге. Недавно я купил ей детскую книжку с простенькими итальянскими фразами, и она с удовольствием ее читает. Говорит, теперь сможет по-итальянски заказать пиццу, которую очень любит.

— О, прекрасно. Я тоже очень люблю пиццу. Рад слышать, что твоя дочь интересуется итальянским. Здесь ей пригодятся даже небольшие знания.

Дэнни положил в формочки еще несколько кусочков теста. Он был так увлечен, что, по-моему, на минуту даже забыл о телефонном разговоре.

— Хорошо, Дэнни. Мой заместитель свяжется с тобой. Ожидаю тебя в Миранелло недели через три. Договорились?

— Да, Лука. Договорились.

Шлеп-шлеп, кусочки теста падали в формочки.

— Спасибо, Лука.

Еще шлеп, и потом еще один шлеп.

— Да, кстати.

— Может быть, теперь объяснишь, почему?

Еще одна продолжительная пауза.

— Я бы предпочел мой дом в Миранелло.

— Знаю, Лука, но не мог бы ты хотя бы намекнуть? Чтобы мне не ломать голову.

— Мне понятно твое нетерпение, Дэнни. Хорошо, скажу. Много лет назад у меня умерла жена. Я едва с ума не сошел от горя.

— Сочувствую, — произнес Дэнни, отрываясь от плиты. Забыв о печенье, он слушал рассказ Луки.

— Спасибо, Дэнни. Знаешь, мне потребовалось много времени, чтобы свыкнуться с тем, что мне выражают сочувствие. Я просто не знал, как реагировать на него. Все слова казались мне недостаточными, настолько сильно я страдал. Я знаю, ты меня понимаешь.