Город костей

13 Пробелы в памяти

— Так это мама сделала? — Удивление в голосе Клэри прозвучало неубедительно даже для нее самой. Она обернулась и увидела жалость в глазах Джейса. Алек тоже сочувствующе смотрел на Клэри. — Но почему?

— Понятия не имею. — Магнус развел руками. — Задавать вопросы не по моей части. Я лишь делаю свою работу.

— В рамках Завета, — напомнил Джейс обманчиво мягким голосом.

Магнус склонил голову:

— Ну, разумеется.

— Значит, насилие над разумом не противоречит Завету? — с горечью в голосе спросила Клэри. Никто ей не ответил, и Клэри безвольно опустилась на край кровати. — Сколько же раз вы залезали ко мне в голову? Только один? Мама хотела, чтобы мне стерли какое-то конкретное воспоминание?

Магнус прошелся к окну:

— Первый раз я увидел тебя примерно в двухлетнем возрасте. Я стоял как раз возле этого окна и смотрел на улицу. — Он постучал по стеклу, и снаружи посыпались ошметки краски и грязи. — Молодая женщина торопливо шла по улице со свертком из одеяла в руках. И неожиданно остановилась у моей двери, на вид самый обыкновенный человек. — Лунный свет посеребрил ястребиный профиль Магнуса. — У меня в квартире она развернула одеяло, и я увидел тебя. Очутившись на полу, ты стала обследовать все вокруг, трогать мои вещи. Особенно досталось коту, которого ты таскала за хвост. Когда кот начал царапаться, ты разоралась не хуже банши, крик которой предвещает смерть. Я даже спросил, не течет ли в твоих венах кровь банши… — Магнус замолчал. Клэри, Джейс и даже Алек пристально смотрели на него. — Женщина призналась, что она Сумеречный охотник. Врать не имело смысла — знаки Завета все равно не скроешь, даже если они немного побледнели от времени и выглядят как едва заметные белые шрамы. — Магнус поскреб блестящую черную краску вокруг глаз. — Джослин очень надеялась, что у тебя слепое внутреннее око — ведь некоторых Охотников приходится обучать, чтобы они наконец увидели Скрытый мир. Однако ты родилась с даром видения: в тот день Джослин заметила, что ты играешь с пикси, застрявшей в живой изгороди. Тогда Джослин поинтересовалась, можно ли избавить тебя от этого дара. — Клэри болезненно выдохнула, но Магнус безжалостно продолжал: — Я предупредил ее о возможных последствиях такого шага: ты могла бы стать инвалидом или сойти с ума. Однако Джослин не расплакалась — она была не из плаксивых, — а спросила: есть ли другой выход? И я ответил: можно сделать так, что ты будешь сразу забывать все, увиденное в Сумеречном мире. У такого варианта существовал только один минус: необходимость приводить тебя ко мне каждые два года, чтобы заклятие не ослабевало.

— Мама так и делала?

Магнус кивнул:

— Каждые два года. Я видел, как ты растешь. Ты — первый ребенок, которого я наблюдал в течение длительного времени. Благодаря роду моих занятий раньше я не общался с человеческими детьми.

— Значит, вы тут же узнали Клэри? — поинтересовался Джейс. — Наверняка узнали!

— Естественно! — раздраженно проговорил Магнус. — Я испытал настоящий шок. А как бы вы поступили на моем месте? Она же не знает, кто я такой. По крайней мере, так задумывалось. Сам факт, что она пришла сюда, означал, что заклятие начало слабеть. На самом деле время очередного визита прошло месяц назад. Я даже приехал к вам домой в тот день; Джослин сказала, что вы поругались и ты сбежала. Она пообещала позвонить, как только ты вернешься, но… — он изящно пожал плечами, — я так и не дождался звонка.

Клэри похолодела. Ей вспомнилось, как они стояли с Саймоном на первом этаже около квартиры Доротеи и она что-то краем глаза заметила… «Наверное, из квартиры выбежал кот. А может, просто свет мелькнул». Вот что ей пришлось тогда сказать Саймону. Но у Доротеи не было кота.

— Я видела вас в тот день, — проговорила Клэри. — Вы выходили из квартиры Доротеи. Я помню ваши глаза.

Магнус выглядел так, словно вот-вот замурлычет от удовольствия.

— У меня запоминающаяся внешность, это точно, — горделиво заявил он. — Но как ты умудрилась меня разглядеть? Ведь я метнул мощнейшее заклятие. Даже налетев на меня, ты бы ничего не почувствовала.

— Если вы снимите с меня заклятие, то я вспомню все подавленные воспоминания? Точнее, украденные вами?

— Я не могу снять заклятие, — смущенно проговорил Магнус.

— Что?! — В возгласе Джейса прозвучала ярость. — Почему? Конклав требует, чтобы вы…

Магнус окатил его ледяным взглядом:

— Я не люблю, когда мне приказывают, юный Охотник.

Клэри заметила, как бесит Джейса слово «юный». Однако не успел Джейс и рта раскрыть, как неожиданно заговорил Алек:

— А можно как-нибудь повернуть его вспять?

Магнус вздохнул:

— Снятие чар — дело еще более тонкое, чем их создание. А тут вообще сложнейший случай: стоило допустить в заклятии малейшую оплошность, как сознание Клэри было бы изуродовано навсегда. Между прочим, чары уже начали слабеть и со временем исчезнут насовсем.

Клэри сердито посмотрела на Магнуса: