Грюнвальдское побоище. Русские полки против крестоносцев

Глава десятая РЕЗНЯ В ГИЛЬГЕНБУРГЕ

На другой день ранним утром в стан союзников примчались татары, которым Витовт поручил охранять броды на реке Древенце. Предводитель татарского отряда бек Багардин принес неутешительную весть: перед самым рассветом к бродам у Курзетника подошло тевтонское войско.

Витовт стал настаивать на немедленном выступлении союзного войска к Курзетнику, чтобы не дать крестоносцам подготовить замок к обороне. Ягайло согласился с Витовтом и отдал приказ сворачивать шатры, но сборы в поход затягивались по вине самого польского короля, который сначала завтракал, любезничая с женой и племянницей мазовецкого князя, потом поляки затеяли спор с литовцами и русскими князьями о порядке движения полков на марше, и Ягайле пришлось разрешать этот спор, вызывая к себе по одному всех воевод союзного войска.

День был уже в разгаре, когда союзное воинство приблизилось к бродам на реке Древенце и встало лагерем в двух полетах стрелы от реки. Даже беглого взгляда на стоящее за рекой войско крестоносцев было достаточно, чтобы понять, насколько сильно укреплены их позиции. Немцы установили напротив бродов частоколы и засеки из поваленных деревьев, за которыми расставили пушки и арбалетчиков. Во второй линии позади пушек виднелись отряды панцирной немецкой пехоты, на флангах которой маячили с развернутыми знаменами конные дружины рыцарей.

Ягайло собрал своих полководцев на военный совет, на котором было единодушно решено не переходить реку в столь хорошо охраняемом врагом месте, но подняться к истокам Древенцы и обойти ее в восточном направлении. В этот же день войско союзников двинулось на восток и после длительного перехода остановилось на ночлег близ замка Зольдау. Это была довольно сильная немецкая крепость, поэтому Ягайло и Витовт не стали тратить время на ее осаду и на следующее утро повели войско на север к городу Гильгенбургу. Поляки и мазовшане и поныне называли этот город Добровно, так как изначально на этих землях вокруг реки Древенцы жили славянские племена. Полтора столетия тому назад пришедшие сюда немецкие крестоносцы вытеснили отсюда славян, переименовав все славянские села и города на немецкий лад.

Союзники разбили стан в полумиле от Гильгенбурга на берегу озера.

Когда Дарья сказала Серафиме Изяславне, что к ней пришла Малгоржата, та загорелась гневным румянцем и сердито отшвырнула убрус, который собиралась надеть на голову.

– Пусть войдет! – буркнула княгиня. И добавила, глянув в лицо своей верной служанке: – А ты побудь снаружи, проследи, чтобы никто не помешал нашей дружеской беседе.

При последних словах красивые уста Серафимы перекосила неприязненная полуусмешка.

Дарья внутренне насторожилась, сразу поняв, что миролюбивой беседы у ее госпожи с гостьей скорее всего не получится. Не проронив ни слова, служанка вышла из палатки.

Едва Малгоржата, облаченная в малиновое манто с капюшоном, предстала перед Серафимой, как на нее обрушились гневные тирады из уст княгини. Не отвечая на приветствие польки, Серафима называла ту «подлой и лживой дрянью», которая намеренно заманила ее в шатер короля, где ей пришлось вытерпеть надругательство над своим телом со стороны «гнусного и бесстыдного старика»!