Грюнвальдское побоище. Русские полки против крестоносцев

Глава седьмая ДОРОГА НА МАУДИЛН

В отряде барона Гельвига оказались те из крестоносцев, которым удалось пробиться в лес и оторваться от преследования жемайтов.

Во время движения по лесу две немки и Анна находились в середине маленького отряда. Лота поведала двум бывшим пленницам о том, как ей удалось убежать от язычников, благодаря оруженосцу баронета Виллекина Таубе, который храбро защищал ее, покуда его не сразила стрела.

«На моих глазах также стрелой была убита Берта, – повествовала Лота с печалью в голосе. – Я каким-то чудом разыскала Виллекина в той кровавой сумятице, когда был убит жемайтами Вальтер фон Гейн и рыцарей возглавил барон Гельвиг. Уцелевшие рыцари спешились и пробились с дороги в лес, там стрелы язычников причиняли им гораздо меньше вреда. Почти все рыцари пали в битве. Погибла и половина рыцарских слуг. В глубь леса смогли уйти лишь те немногие, кто сейчас окружает нас с вами. Жемайты какое-то время преследовали наш отряд, но потом отстали».

Из дальнейшего рассказа Лоты выходило, что уцелевшие крестоносцы во главе с бароном Гельвигом вот уже вторые сутки блуждают по лесу, пытаясь отыскать дорогу, ведущую к городу Маудилн.

«Теперь, когда жемайты обнаружили наш отряд, они наверняка попытаются уничтожить всех нас», – с тяжелым вздохом добавила Лота.

Слова Лоты оказались пророческими.

Около полудня, когда крестоносцы устроили короткий привал, в них из-за деревьев полетели стрелы жемайтов, подкравшихся по-рысьи бесшумно. Вскочив на ноги, крестоносцы образовали круг, заслонившись щитами и обнажив мечи. В центре этого круга оказались три женские фигуры, которые, повинуясь окрику Гуго, опустились на колени, чтобы не служить мишенями для жемайтских лучников. Стрелы жемайтов ранили двоих оруженосцев, которые стояли в дозоре.

Верхушки высоких сосен качались с гулким и ровным шумом, там в вышине гулял прохладный северо-западный ветер, далеко разносивший запах хвои. Потоки солнечного света, проливаясь между стройными буро-желтыми стволами, рождали блестящие блики на шлемах и латах крестоносцев, которые отбивались от наседающих жемайтов, боевой клич которых напоминал звериный рык.

Жемайтов было не меньше полусотни.

Стоя на коленях, Улла и Лота исступленно молились, сложив руки ладонями одна к другой. Обе дрожащими голосами просили Бога даровать воинам Христовым победу над язычниками.

Анна не последовала их примеру. Сбросив с себя плащ, она закинула на спину колчан со стрелами и приготовилась стрелять из лука. Это ее намерение не укрылось от барона Гельвига, который находился в нескольких шагах от нее, отражая удары дубин двоих напавших на него жемайтов.

– Гуго, прикрывай Анну щитом! – крикнул барон своему оруженосцу.

Тот немедленно повиновался и отступил от барона, которому он прикрывал спину, к Анне, уже натянувшей лук и выискивающей цель своим прищуренным оком.

Первая стрела, выпущенная Анной, пробила навылет плечо бородатому язычнику, который замахнулся топором на юного баронета. Виллекин, сражаясь с жемайтом, на голове которого была шапка в виде волчьей морды с оскаленными зубами, не заметил врага, выскочившего на него из-за сосны. Язычник вскрикнул от боли и выронил топор. Ловкий Виллекин с разворота мечом снес голову ему с плеч.