Грюнвальдское побоище. Русские полки против крестоносцев

Глава шестая ГЕЛЬВИГ ФОН ВАЛЬДЕК

– Нам нужно добраться до Маудилна, – высказала свое мнение Улла, когда Анна произнесла вслух мучивший ее вопрос. – Только в этом наше спасение. А значит, нам нельзя уходить далеко от дороги, ибо она выведет нас к Маудилну.

– Как далеко отсюда до этого города? – спросила Анна.

– Гуго говорил, что полдня пути, – ответила Улла.

– Но на дороге хозяйничают язычники, – заметила Анна, кивнув туда, откуда доносились победные выкрики жемайтов, грабивших убитых крестоносцев. – Стоит нам выйти на дорогу, как нехристи живо нас схватят.

– Язычники уберутся отсюда рано или поздно, – сказала Улла, – надо лишь переждать. Мы затаимся где-нибудь в лесу поблизости от дороги и проследим за жемайтами. Как только они уйдут восвояси, мы двинемся в путь.

Анна стала возражать Улле, говоря, что выросшие в лесу жемайты могут легко выследить их, поэтому им лучше всего удалиться подальше от дороги.

– Раз уж язычники успели заметить женщин в обозе крестоносцев, они непременно попытаются отыскать нас в лесу, – добавила Анна. – Подкрадываться к этим дикарям так же опасно, как выслеживать медведя в чаще леса.

После некоторого раздумья Улла согласилась с Анной.

Подруги пошли в глубь леса, все дальше удаляясь от дороги и от долетавших с нее торжествующих перекликов жемайтов, ноги сами несли их вниз по склону холма; за косогором лежала широкая низина, покрытая кустарником и густой порослью молодых лиственных деревьев. Среди этого мелколесья тут и там гордо вздымали свои раскидистые кроны столетние дубы.

По временам слышался треск сухих опавших веток под ногами, но это уже не вынуждало двух подруг вздрагивать от страха, так как им казалось, что они достаточно далеко ушли от опасности.

Идущая впереди Улла раздвигала высокие папоротники. Длинное платье мешало ей. Она приподняла спереди край подола, ее шаг сразу стал увереннее и шире.

Наконец, Улла остановилась.

– Я устала, – промолвила она.

Улла дышала прерывисто.

От быстрой ходьбы по густой чаще, когда приходилось то и дело уклоняться от низких веток, огибать деревья и перешагивать через кочки, и у Анны выступила испарина на лбу.

– Я все думаю о Гуго, – тихо проговорила Улла. – Как ты думаешь, сможет ли он уцелеть в этой битве?

Анна лишь печально вздохнула в ответ. Ей хотелось ободрить Уллу, но подходящие слова никак не шли ей на ум.

Птичий щебет в древесной листве успокаивал подруг; горячие потоки солнечных лучей, пробиваясь сквозь ветви, слепили им глаза. Пройдя еще совсем немного, подруги оказались на небольшой поляне, на которой стояли по кругу около десятка больших шалашей, сплетенных из зеленых свежесрубленных молодых деревьев и длинных лоз ивняка. Трава и папоротник вокруг этого укромного становища были плотно примяты, словно здесь недавно топталась добрая сотня человек.

– Это же лесной схрон язычников, – прошептала Анна, схватив Уллу за руку. – Видимо, здесь нехристи коротали ночи, подстерегая добычу на дороге. Уходим скорее отсюда!

Подруги спешно двинулись в обратном направлении, стараясь ступать как можно тише. Они озирались по сторонам, объятые леденящим страхом. Теперь, если под ногой Уллы трещала сухая ветка, она испуганно бледнела и прикусывала зубами свою нижнюю губу, негодуя на саму себя.