Каяна

Предисловие

Многое в жизни меняется, причем меняется так, что ты даже не успеваешь заметить, когда именно что-то изменилось. Просто в одно утро вдруг понимаешь, что что-то невозвратно ушло и от этого становится очень и очень грустно.

Вот так и я, однажды проснувшись утром, вдруг понял, что моя жизнь в какой-то момент сделала крутой поворот, который я просмотрел. Только вчера я был довольно влиятельным человеком, другом, не побоюсь этого слова, двух правителей, и вот сегодня я — никто. Даже не заключенный, я вообще никто. Естественно, что после такого обвинения, хотя и необоснованного, никто на службу к себе меня не возьмет. Даже ко дворцу близко не подпускают. И где же был этот поворот, который ты пропустил, Евсей Рэли?

Сегодня 20 апреля ровно полгода как меня признали невиновным в преступлении, за меня заступилась Грения. Сегодня, впервые, за долгое время меня пригласили ко дворцу брата Горжа, по поводу помолвки короля.

Все было как всегда, слишком скучно и слишком слащаво, но только до появления трех фигур. Этими фигурами были: король, его невеста и девушка в длинном черном плаще и надвинутом на лицо капюшоне. Если я не ошибаюсь, так одеваются жрицы Аврана, верховные жрицы иноверцев. Горж стоял в нескольких метрах от меня, он даже близко ко мне не подходил. Боялся за свою репутацию! Зато ко мне подошел Никойя, слуга короля и сказал

— Завтра король ждет вас к себе

— зачем? — спросил я недоверчиво

— вас вернули к нему на службу, — ответил слуга, а потом понизив голос, добавил, — невеста настояла.

Я недоверчиво уставился на довольно миловидную девушку, будущую королеву, никак не вязалось с ней ее происхождение, и опять заметил эту странную фигуру, что-то показалось мне в ней знакомо, и вскоре я понял что…

— А что это за таинственная спутница с вами? — спросил кто-то

— Это моя новая жрица Кассия, — объяснила невеста короля и, обращаясь непосредственно к жрице, сказала, — сними капюшон.

Кассия скинула капюшон. Из-под капюшона сверкнули черные волосы и черные глаза. Сначала я не мог понять, почему мне она так знакома, но потом жрица шевельнула головой, и я заметил крохотное светлое пятнышко у нее за ухом… Каяна…

От неожиданности я чуть не потерял равновесие. Я глянул на Горжа, но тот продолжал свой разговор как ни в чем ни бывало, хотя он также как и я увидел Каяну…

После окончания бала, я проследил за этой новой жрицей до ее комнаты. Она зашла внутрь, я, немного подождав, проскользнул вслед за ней. Я спрятался за одной из многочисленных дверей и из своего укрытия видел, с какой злостью она срывает с себя одежду.

Я чувствовал такую злость и ярость, что не смог сдержаться. Через несколько секунд я тихо зашел в комнату, в которой "Кассия" принимала ванну. Она лежала с закрытыми глазами, а пена скрывала ее тело, хотя мне тогда было не до этого. Хотелось встряхнуть ее, чтобы выбить из ее головы эту дурь. И это она с таким блеском в глазах мне доказывала свою ненависть к иноверцам!!!!

Я склонился над ней, опираясь о противоположные края ванны

— А я думал, что ошибся, — было приятно наблюдать как она дернулась от неожиданности и как широко раскрылись ее глаза и страх в них. Правильно, бойся! Предала всех и спокойно нежишься в ванной?! — Тогда глаза у тебя были посветлее

— Все меняется, — ответила она, глядя мне прямо в глаза

— А как же это? — я со злости ткнул рукой в ее шрам, — Тварь, предала всех. Может, это ты тогда открыла ворота?

— Может, — легко пожимая плечами, ответила она. Ее спокойствие еще больше выводило меня из себя

— Значит, все это время ты меня обманывала? — только сказав это, я, наконец понял, что именно так разозлило меня

— Ты тоже был не до конца со мной честен. Говорил, что врач, а сам? — спросила она ровным голосом. Такое ощущение, что она вообще не испытывала эмоций.