Каяна

Глава 5

В хижине тепло горел камин, девушку все еще трясло от холода, и в сознание она не приходила. Мужчина уже снял с нее мокрую одежду и попытался согреть теплыми шкурами, но она все еще дрожала. Тогда он сам сел у камина, облокотившись спиной о балку, а девушку, как маленького ребенка, держал на руках. Через некоторое время она перестала дрожать, и они так и заснули в такой позе.

Мне было так холодно и не уютно в мокрой одежде, но открыть глаза сил не было. Следующая вспышка связана с ощущением тепла и сухой одежды, но все равно холодно. Очень холодно, а потом чьи-то убаюкивающие руки. И это те же руки, которые я чувствовала, когда была в горячке еще в замке. Я в этом уверенна.

Тепло… Но тепло не одежды и не жар камина, а тепло человека, близкого и нежного. Наконец-то тепло и уютно, как дома у мамы на руках…

Проснувшись, я посчитала, что мне все это приснилось и я сейчас открою глаза и увижу свою квартиру.

Не было ужаса того подвала и этой воронки и того холода и того тепла… При воспоминании о последнем вздох сам вырвался, потянувшись я открыла глаза и мягко говоря опешила. Я была в деревянной хижине, лежа на шкурах, в другой одежде у затухающего камина

— Проснулась? — лаконично спросил кто-то позади меня, я повернула голову и судорожно сглотнула

— В-ваше величество?.. Горж? — ошарашено спросила я

— Одевайся и пойдем, — приказал он и отпил немного чего-то из чашки, он тоже был в другой одежде, не в одежде моего мира, и в той, в которой он был в своем мире. Он поставил чашку на стол у окна и пошел к выходу

— А… а… э… ну, ладно! — наконец я выдавила из себя что-то членораздельное.

Выходит это он. Горж был тогда в замке и сейчас…

Отогнав от себя эти мысли, чтобы не раскиснуть, я оделась в какой-то сарафан и вышла из дома.

— Не поймите, что я против, но почему вы, а не Евсей? — еле успевая за Горжем, спрашивала я, пока он быстро шагал по лесу

— Арина, — не очень-то ласково ответил он

— Что "Арина"? — переспросила я

— Сказала что-то про мою ненависть к иноверцам и попросту швырнула меня в проход, — не оборачиваясь, сказал он

— Это она может, — пробормотала я, вспомнив, как Арина швырнула меня, когда мы убегали от Милосерды

— Пригнись, — быстро сказал мне Горж и присел

— чего? — переспросила я и тут увидела, как над головой Горжа просвистела стрела. Честно я даже толком и не сообразила ничего, просто инстинктивно выставила руку, я даже слово волшебное не сказала, а стрела сама упала, не долетев до меня. — Вообще-то невежливо вот так просто стрелять в людей! — прикрикнула я. Горж удивленно оглянулся на меня, если честно, я тоже не ожидала от себя такой наглости

— Ну и кто там? — услышала я вопрос и к нам вышла женщина

— не может быть… — растеряно пробормотала я, вглядываясь в нее, та тоже удивленно рассматривала меня

— Ада? — не совсем веря в то, что она говорит, спросила женщина

— Олеся… — пробормотала я и успела заметить, что она начала падать. Тут я уже осознанно применила протекцию. Я подошла к ней ближе и встала на колени.

— ты ее знаешь? — удивленно спросил Горж

— Это Олеся… подруга моей сестры, — вглядываясь в изменившееся лицо, ответила я

— Тихо-тихо, — как только Олеся открыла глаза и опять увидела меня, что-то не очень хорошее промелькнуло в ее взгляде, — только не надо опять в обморок падать, ладно?

— постараюсь, — приподнимаясь на локтях, ответила Олеся, — Ада, это ведь ты? — все еще сомневаясь, спросила она

— Я — Аделаида, полное имя моей сестры Дорофея. И вы с ней в школе устроили костер из своих дневников, а потом сказали, что твоя собака их съела

— Ты — Ада, — подытожила Олеся, после того, как я рассказала их с сестрой "страшную" тайну, — Но откуда?..