Каяна

Глава 6

— Привет, а что у тебя с настроением? — на следующее утро спросила Олеся, мы с ней остались вдвоем, Всеволод и Горж ушли в лес, — я думала, что в связи с последними событиями оно должно быть немного другим

— Да… — невольно усмехнулась я, мы сидели с ней на лавке у их дома, — должно, но у меня не выходит из головы слова Эльвины

— Понятно… Слушай, я не знаю, что именно она тебе сказала, но это есть на твоем пути. Знаешь, мне когда-то эти слова сказал мой дед. Он сказал: "Трудности всегда будут на твоем пути, ты можешь их избежать, но для этого тебе придется свернуть с него, но никогда не знаешь, где окажешься, если сделаешь это".

Понимаешь, он считает, что наша жизнь это лабиринт со многими входами, но из этого лабиринта есть только два выхода: Рай или Ад. Изначально нас ставят на дорожку, которая должна привести нас к Раю, но дойдем ли мы до него, не сойдем ли с этой дорожки, зависит только от нас. Знаю, заумно, но мне тогда помогло. Одним словом, нам не посылают испытания, которые мы не сможем преодолеть.

— проведи меня к Эльвине, — попросила я. Олеся провела меня и осталась во дворе вместе со свекром

— Ты? — удивилась Эльвина

— Я… хотела спросить, — подходя к ней ближе, робко сказала я

— Все что могла о твоем будущем я сказала, — возвращаясь к своему вышиванию, ответила Эльвина

— я не об этом. Вы знаете, как Милосерда выкрала меня из моего же тела? — честно говоря, я очень боялась, что это опять повториться

— Она ведьма, довольно сильная. Скорее всего, сама находилась вне своего тела, нашла тебя и забрала с собой

— А от этого можно как-то защититься?

— можно. Есть один оберег… — откладывая свою работу и смотря мне прямо в глаза, сказала она

— он у вас есть?

— Нет. Он должен быть на теле

— На теле? — переспросила я, татуировка что ли?

— Если хочешь, могу нарисовать, — предугадала мою просьбу Эльвина

— Не откажусь, — ответила я.

Через день после этого разговора Олеся и Всеволод уехали за детьми, а мы с Горжем перебрались в тот домик, в котором я очнулась, когда мы только попали сюда.

— Гриш, а откуда у тебя это? — спросила я у него, указывая на кулон в виде сердца, рук и короны, мы сидели на берегу той самой реки, напротив того места, где должны были появиться Евсей и Арина, — ты не против, что я тебя так называю?

— ты уже спрашивала, — привлекая меня к себе, ответил он, — и я кажется, еще тогда сказал, что не против. — После некоторого молчания он добавил, — мама называла меня Гришей, а Грению — Грушей

— Почему? — улыбнулась я

— Имена нам давал отец, а маме они не очень нравились, вот она и называла нас на свой манер, — пояснил Горж, а я не удержалась и поцеловала его.

— А кулон тоже от матери?

— От бабушки с дедушкой. Это не простой кулон. Главное — сердце — любовь, его поддерживают руки — дружба, а венчает все это корона — верность. У него есть своя история. Когда-то Валентине, основательнице нашего рода, преподнесли три дара, один из них этот кулон, который она передала своему мужу, Артуру. С тех пор этот кулон и остальные дары передаются старшему сыну в семье.

— а-а, — протянула я.

— А кулон реагирует на эмоции и показывает, когда что-то происходит с близкими мне людьми

— как это?

— Ну, вот смотри. Сердце, — он указал на ярко-красное сердечко на кулоне, — если оно бледнеет, то с любимым человеком что-то происходит не ладное, если руки бледнеют — с друзьями, а если корона синеет, то рядом предатель

— Гриша, это ведь ты тогда поцеловал меня, — вдруг спросила я, заглядывая ему в глаза

— я, — отбрасывая мои волосы мне за спину, как бы невзначай сказал он.

— Ты знаешь, что тогда спас меня? — спросила я

— Я никогда не прощу себе, что отправил тебя к этой Милосерде. Я чуть не поседел за то время, что ты провела рядом с ней