Кукурузные человечки

А что у вас еще интересного?

— А что у вас еще есть интересного? — все-таки спросил Славик через минуту.

Пришельцы почему-то переглянулись.

— Понимаешь, — совсем по-земному взялся отвечать Молек. — Инструкция космонавтов не рекомендует рассказывать всего о более высокой цивилизации, чем на той планете, куда они прилетели. Это может нарушить нормальный ход развития другой цивилизации. — Славику пришлось проглотить это. — Но кое-что, я думаю. мы имеем право раскрыть. Вот, например, как мы проводим лето…

— Если не улетаем на другую планету, — вставил Питя.

— У нас есть детские города-городки, которые называются Ктотакой. В таком городке есть все. Кто бы туда ни зашел, находит дело по душе. Кто пилит, кто строгает, кто сажает деревья, а кто выращивает, кто строит ракеты, кто летает, кто строит корабли, кто водит их по озеру, кто ремонтирует, кто шьет одежду, кто рисует, кто танцует, кто строит дом, кто печет хлеб, кто делает торт, кто берется судить других, кто читает умные книги, кто всех обслуживает, кто придумывает смешное, кто пишет сказки, кто занимается спортом. Новичок приходит туда и давай ходить по городку — искать себе дело. Там попробует, не получается — перейдет в другое место. И в конце концов находит то, что ему больше всего нравится, то, что получается…

Молек рассказал еще, что что все семеро вот уже пятый год ходят в этот городок. Там-то и собралась их команда. Грипа учится на командира, Пигорь — на пилота, Щипан готовится стать штурманом. Молчаливый Вьюра — радистом. Садим в будущем инженер, он, Молк, исследователь, может быть, он станет специалистом по другим планетам…

— А Питя? — спросил Славик.

Молек посмотрел на Питю. Питя показывал ему нос.

— Он учится всему понемногу, — сказал исследователь, — на корабле он для того…

— Я сам скажу! — перебил его Питя. — Обо мне написан целый 27а пункт Инструкции. На корабле, отправленном в далекий рейс, непременно должен быть один Непоседа. Там сказано так: веселый, подвижный, неугомонный, с которым нет сладу. Это я! У меня характер такой. Без меня все бы скисли через неделю полета. Всё дальше от дома, космос, пустота, звезды, то, сё… Глянь на нашего Вьюру — будто языка у него нет!

— Ох! — вспомнил вдруг Славик. — Сколько раз хотел спросить, да все забывал. Когда ваш корабль садился на огород, он был похож на тыкву, только очень большую. Как это делается?

— Очень просто, — ответил Молек. — Это "способность" наших кораблей — становиться похожими на то, что находится на месте их приземления на чужой планете. Если вокруг камни — корабль "камень". Если дома — он "дом". Если деревья — он "лесок".

После этого все перешли на план завтрашнего дня. Пришельцы попросили Славика показать им Егоровку — все, что в ней есть интересного. Дома, людей, животных…

Стали решать, как лучше всего это сделать. Не на плечах же у Славика, как тогда, когда они смотрели футбол.

Думали, думали, и землянин предложил друзьям прогуляться по деревне в его сумке — в ней поместятся все семеро.

— Только двое, — сказал Грипа, — пятеро останутся в корабле.

— Я пойду со Славиком, — вызвался первым Питя. — Я в душе разведчик!

— Посмотрим, — был ответ командира.