Кукурузные человечки

Каратэ

Вдруг послышался треск и шелест кукурузы, и Славик испугался: неужели опять коза? Снова вставать на ее пути? Может быть, не надо, ведь пришельцы на кукурузе. Но если ее снова гонит Полкан, она их посшибает!

Но кукуруза шумела с другой стороны, Славик глянул туда и… увидел троих мальчишек, тех самых, с которыми поссорился недавно на улице, — Генчика, Юрчика и Васька. Они направлялись прямо к нему…

— Прячьтесь! — сказал он пришельцам. — Это чужие!

Початки один за другим закрылись, а Славик отошел от этого места подальше, чтобы мальчишки ненароком на обнаружили маленьких человечков.

— Эй! — тут же крикнули ему. — Ты куда? Подожди!

Славик мог бы кинуться через огород к дому, но он не побежал. И все по той же причине — боялся за гостей. Мало ли что могут сотворить с кукурузой непрошенные гости. Он только сделал еще несколько шагов назад.

— Ты подожди, — говорил высокий Генчик, продираясь сквозь кукурузу, — ты не трясись — нас не семеро, а всего трое, так что перевес на твоей стороне. Каратэ-то твое на семерых ведь рассчитано?

Все трое вышли на тот участок огорода, где бабушка уже выкопала молодую картошку.

— Идем это мы рядом, — почти дружелюбно рассказывал Генчик, — гляжу и вижу тебя на огороде. А, говорю ребятам, это же наш каратист! Я и предлагаю: айдате, пускай он нас поучит. Чего времени зря пропадать. Уедет, а мы так и останемся неучеными. Ну так как насчет каратэ?

Славику захотелось оглянуться, но он себя пересилил.

— Пожалуйста. — сказал он, — только предупреждаю: в каратэ бьют и руками, и ногами.

— Ничего, — успокоил его Генчик, — мы тоже будем ногами. Кто у нас начинает?

Славик постарался вспомнить из того единственного "урока", который он видел по телевизору, кто начинает в каратэ, но не вспомнил.

— Вы наступайте, — предложил он, — а я буду отбиваться.

— Хорош! — весело сказал Генчик и скомандовал своим: — Вперед, самураи!

И трое, сжав кулаки, двинулись на Славика.

Славик думал, что они набросятся на него без промедления, но нападающие шли осторожно, — видать, поверили в его каратэ. Он вытянул руки, как всамделишный каратист, отступил на шаг, не спуская глаз с атакующих, даже прищурился…

Внимательнее он следил за Генчиком, который принял боксерскую стойку и мог в любую секунду залепить ему. Этим-то и воспользовался юркий Юрчик — он прыгнул и замахнулся, чтобы ударить Славика в ухо. Наш герой несмело крикнул Кия-а!" и успел выставить ногу. И стоило его ноге коснуться колена противника, как тот упал как подкошенный.

Двое продолжали наступать. Славик споткнулся о ком земли и чуть не упал. Васек хотел дать ему подножку-подсечку, чтобы окончательно свалить с ног, но промахнулся и свалился сам. Но подниматься почему-то не стал…

Генчик растерянно оглянулся на своих. Оба его соратника лежали.

— Ты, каратист, ты что это делаешь? — Он остановился и опустил руки. — Ты что, убил их?

— Должны быть живы, — сказал Славик, тоже опуская руки. — Давай посмотрим.

— Ты только… не дерись больше, а?

— Ладно. Сами ведь начали, не я.

Упавшие бойцы дышали ровно, но глаза их были закрыты. Казалось, они, утомленные, прилегли поспать.

— Нокаут, — определил Генчик, — ну ты даешь!

— Воды надо, — решил Славик, — ты здесь побудь, а я сбегаю.

Бегом-бегом домой, — бабушка не успела его увидеть, — он зачерпнул кружкой воды из ведра в сенях, и бегом назад. Брызнул в лицо Юрчику — он открыл глаза, ошарашенно посмотрел на склонившихся над ним. Брызнули Ваську — и тот заморгал, ничего не понимая.

У Славика отлегло от сердца, он не выдержал напряжения — сел на землю.

— Куда ты их двинул? — спросил Генчик, поддерживая друзей за спину и тоже садясь. Они положили головы к нему на плечи.

— Куда надо, туда и двинул. — Славику хорохориться больше не хотелось, но было надо.

— А с ними это… ничего не случится? В смысле — без последствий?

— С последствиями.

— С какими? — испугался Генчик.

— Больше лезть не будут. — Славик говорил, а сам думал, что же случилось с двумя драчунами? Ведь он их даже не ударил.

— Это еще ничего, — Генчик облегченно вздохнул. — Главное, чтоб живы остались. Эй, Юрчик! — стал тормошить он ребят. — Васек, кончай ночевать!

Головы Юрчика и Васька качались, как тюльпаны, а глаза не могли остановиться ни на одном предмете.

— У меня, — сказал Васек, зевая, — не клюет. А еще посплю. Я рано сегодня вс-с… вс-с… — И снова уронил голову на Генчиково плечо.