Кукурузные человечки

Мы открыты!

Ни художника, ни Нинки дома не было. Они, сказала Евдокимовна, ушли в лес — Нинка по грибы, а Виталий Александрович — картину рисовать. Его будить Кубик Нинке отсоветовал. Славик вернулся в свой двор и тут услышал, что кто-то его зовет. Издалека. Он сразу понял, что это могут быть только его новые друзья. А зовут издалека потому, что на пути из огорода к дому стоит будка Полкана. Он поспешил в огород. Из-под помидорного куста на дорожку выскочил Молек.

— Мы тебя все утро ждем! — крикнул он.

— Что-то случилось?

— Да! За нами охотятся! Мы обнаружены!

Славик подхватил Молека на руки и в несколько прыжков оказался на том месте, где они всегда встречались. На кукурузе его дожидались Грипа и Вьюра. В руках обоих были те трубочки, что посылали, знал уже Славик, сонные лучи. Они их называли снолучами.

— Где остальные? Кто за вами охотится?

— Пока ничего страшного не произошло. Но вот ночью…

И Грипа рассказал, что ночью они услышали подозрительный шорох неподалеку от корабля. Шорох то приближался, то удалялся — кто-то ходил вокруг них, наверняка зная об их присутствии, хотя корабль невидим. Пигорь и Садим вышли ему навстречу с фонариками и оружием в руках, но шорох вдруг прекратился. Ночной гость замер, услышав легчайший шум их шагов, но Пигорь успел его разглядеть…

— Как выглядит этот зверь? — Славик успел уже подумать и о волке, и о лисе.

Ответил Вьюра:

— Пигорь сказал, что он не с Земли. Скорее всего, это тоже пришелец. Мы видели изображения похожих на него дома — они, не помню точно, то ли с планеты Голтина, то ли с Кранилы. Очень злы, ядовиты. Боюсь, что прилетели сюда за нами. Один из них залег вон в тех кустах. Четверо наших окружили чужого пришельца и следят за каждым его движением. Мы думаем, это разведчик, скоро появятся и другие.

— А какого он роста?

— Больше нас, но гораздо меньше тебя. Еще раз предупреждаю: опасен смертельным ядом. Яд у него на кончике игл, а иглы — на панцире, который он надевает, прежде чем на кого-то напасть.

Славик кивнул и собрался уже сделать шаг в глубь кукурузного леса, как его окликнул Грипа.

— Возьми, — командир протягивал ему трубочку снолуча.

— Не нужно, — ответил землянин, — я думаю, что справлюсь с этим чудовищем без оружия.

Щипан, Питя, Пигорь и Садим сидели в засаде на краю кукурузного поля. Они закрыли собой подступы к кораблю с востока. Пришелец (или зверь) затаился за тропинкой, в зарослях лебеды и полыни на краю луга. Садим вызвался идти вместе со Славиком, но землянин пошел один.

Он перешел тропинку между огородом и лугом и стал раздвигать высокую пахучую траву. Краем глаза он заметил, что Садим и Пигорь показались на тропинке. Они целились снолучами в то место в траве, где залег их ядовитый враг.

Славик раздвинул траву и увидел чудовище. Если ночью, лежа на земле, осветить его, подошедшего вплотную, фонариком, можно умереть со страха. Особенно если ты не землянин.

Наш пятиклассник протянул руки к пришельцу с планеты Голтина, отважно просунул пальцы под его колючий панцирь и поднял его. Пришелец свернулся в клубок, и Славик уложил колючий шар на ладонь. Садим и Пигорь, затаив дыхание, целились в чудовище.

— Это не пришелец, — сказал Славик. — это наш, земной страхилес. Зовут его… ёжик. Он ловит мышей, ест кузнечиков и жуков. Охотится ночью, а днем спит. — Землянин положил ежика на дорожку, тот развернулся, встал на ноги. Фукнул на маленьких инопланетян и потопал назад, в траву.

На дорожке уже стояли все семеро. Славик и не заметил, как снолучи были спрятаны в задние карманы.

— А эти деревья как называются? — спросил Щипан, показывая на полынь.

Славик назвал

— А эти? — спросил Пигорь, показывая на лебеду.

— Лебеда. Это всё трава.

— Трава? — переспросил Питя.

— Интересно получается, — Питя усиленно разглядывал верхушку лебеды. — Ты еще неделю назад обещал научить нас футболу, а до сих пор о нем не заикнулся.

— Я готов хоть сейчас. Я и мяч приготовил.

— Что же мы стоим здесь без дела? — воскликнул Питя. — Пошли, ребята?

О страшном пришельце никто больше не сказал ни слова.

На одной из грядок бабушка ранней весной посадила редиску. Редиска выросла, ее давно повыдергали и съели, и грядка пустовала. У бабушки, видно, не хватило сил на то, чтобы ее еще чем-то засадить. Эту-то грядку Славик и облюбовал под футбольное поле для пришельцев. Сейчас он совершал, с точки зрения здравого смысла, вещь вредительскую — утаптывал землю грядки.