Кукурузные человечки

Встреча двух цивилизаций

Ровно в девятнадцать часов посол планеты Земля снова отправился на огород. В руке он нес большую круглую корзину.

Дозорным у пришельцев был на этот раз Питя. Он, как всегда, раскачивался на кукурузном стволе.

— Ну что? — закричал он. — Ваши готовы?

— Готовы. А ваши?

— Причесываются. Сейчас выйдут.

— Мои тоже причесываются. Такие важные! Папа японскую рубашку надел.

— Интересно, о чем они будут говорить? — Амплитуда Питиной кукурузины становилась все меньше.

— А кто их знает! Найдут о чем. Уровень цивилизации, контакты…

— Слышь, Слав, а ты где будешь? При них?

— Папа сказал: не нужно. Они — там, я — здесь.

— Ура, — негромко сказал Питя и тут же приложил палец к губам. — Идут!

Из кукурузного леса вышли один за другим семеро космонавтов. Еще шестеро, наши знакомые, сопровождали их. Родители были в блестящих шапочках, похожих на среднеазиатские тюбетейки.

Славик поставил корзину на землю, семеро, помогая друг дружке, забрались в нее.

Внука Андреевны, важно шествующего по огороду с корзиной в руке, заметила из своего двора Евдокимовна.

— Ты чего это набрал-то?

— Я? — чуть замешкался с с ответом посол. — Я огурцы несу. — И переместил корзину на левую, подальше от Евдокимовны, руку.

— Ай Андреевна солить собралась? — Евдокимовна была само любопытство.

— Малосольные, сказала, хочет опять сделать, — хозяйственным тоном ответил Славик.

— Дак ты, небось, желтых набрал?

Славик покосился на серебристые тюбетейки инопланетян.

— Желтых ни одного, все зеленые. С пупырышками еще. Корнишончики.

Евдокимовна поцокала языком и заторопилась, слава богу, домой.

Славик ступил на крыльцо, приосанился. Прошел сени, кухню… Отец при его появлении в комнате встал, встала и мама. Бабушка по отцовскому сигналу заторопилась выйти: на семейном совете было решено не подвергать старушку стрессу.

Старший Стрельцов взял из рук сына корзину и поставил ее на два сдвинутых стула, на которых была расставлена взятая у Нинки игрушечная мебель — диван и стулья.

Гости с планеты Кукурбита выбрались из корзины, не предполагая, наверно, для каких целей она служит на Земле, начали оглядывать комнату. Один из них, по всей видимости, командир, сказал:

— Здравствуйте! Жители далекой планеты Кукурбита приветствуют жителей Земли!

— И мы приветствуем вас! — ответил отец Славика торжественно. — Садитесь, пожалуйста!

Все сели, командир продолжал стоять. Он представил пришельцев:

— Вуслан, Кроман… — Называемые вставали и кланялись. — Фергей, Таксим, Филья, Живан. — После всех назвал себя: — Мазиль. — И сел, готовый слушать землянина.

Славикин папа представился:

— Андрей Стрельцов. — Кивнул в сторону жены: — Елена. — Он глянул в сторону Славика и тот понял: его миссия окончена.

Посол вышел из комнаты и увидел во дворе Евдокимовны обеих бабушек. До него донеслось:

— Укроп… Чеснок… Сельдерей… Хрен…

Они так увлеклись, что Славика не заметили.

А он побежал-заторопился на огород, где его ждали семеро маленьких друзей.

И тем, и другим было о чем побеседовать. Дети говорили о том, что недавно — еще вчера — видели, о близкой разлуке и о будущей встрече, без которой им теперь нельзя. Родители… Вот о чем говорили взрослые, я не могу сказать. Я там не был, со Славикиным отцом не знаком. Знаком только со Славиком, и его рассказов мне вполне достаточно. Когда же Славик спросил у отца, о чем беседовали тем вечером две цивилизации, он ответил, что это был взрослый разговор, и что о нем он расскажет, когда Славик чуть подрастет.