Квартирный вопрос

Екатерина Риз Квартирный вопрос. Часть - 3

Настроила себя на положительный, для себя, исход этого вечера, и совсем не ожидала, что Мартынов всё испортит. Я когда его в ресторане увидела, от бессилия чуть не разревелась. Мы с Калининым явились самыми последними, и как только вошли в зал ресторана (а Мартынов и тут оказался не дурак, выбрал "Золотой дождь", ресторан, на первом этаже гостиницы, в которой проживал), я сразу увидела за центральным столиком у сцены дядю с Сонькой, и Глеба… с какой-то девицей. От злости и возмущения, я вцепилась в рукав пиджака Калинина, да с такой силой, что он рукой дёрнул.

— Ты чего?

Я руку разжала и извинилась.

Пока мы к столику шли, я незнакомку разглядывала. Она о чём-то оживлённо рассуждала, откидывала за спину блондинистые пряди, поправляла стильные очки, смотрела то на Глеба, то к дяде поворачивалась и выглядела уж чересчур деятельно. Я глянула на Соньку, заметила морщинку на её лбу и поняла, что волноваться есть о чём. У подружки в голове сигналка, она вероятных соперниц за версту чует. А уж если дело до морщины дошло… И не оставалось никаких сомнений, что девица эта явилась не просто так, а пришла с Глебом. Тот ещё с таким удовольствием на неё поглядывал, улыбался и время от времени перекидывался парой слов с дядей. Они оба от чего-то были в восторге. И к своему неудовольствию, я уже предполагала от чего именно. Все мужики — бабники!

— Наконец-то! — Дядя заулыбался, увидев меня. — Я уж решил, что ты всё-таки передумала.

— По поводу? — спокойно поинтересовалась я и присела за стол. Кивнула Димке в знак благодарности, когда он придвинул мне стул.

— Ты же идти не хотела… — начал было дядя, но я на него так посмотрела, что он тут же примолк. И непонимающе взглянул на Соньку.

Я положила салфетку на колени, на подругу взглянула, потом на Димку, и в самую последнюю очередь, как бы между прочим, на Мартынова взгляд перевела. Всего на секунду, мне и этого хватило, чтобы оценить степень наглости, отразившуюся на его физиономии. Выглядел лощёным и довольным, как кот. Так и хотелось его против шерсти погладить, да так, чтобы заорал благим матом.

За всеми этими размышлениями (или мстительными мыслишками?), я совсем забыла о незнакомке, сидящей по левую руку от Глеба. Она старательно улыбалась, я бы даже сказала, что слишком старательно, смотрела на нас с Димкой сияющими глазами, и вроде бы ожидала удобного момента, чтобы свою речь продолжить.

— Глеб, может, ты нас познакомишь? — обратилась она к Мартынову, а тот вроде бы очнулся, усмешку дурацкую с лица убрал и сказал, хитро на меня поглядывая:

— А это племянница Бориса Владимировича. Женя, правильно?

Я до боли сцепила руки, спрятав их под скатертью, и кивнула. А Димка представился сам, и улыбнулся девушке очаровательной улыбкой.

— Это Алиса, — запросто представил Глеб свою спутницу.

Я нахмурилась и опустила глаза в стол. Алиса, и всё? Остальное додумывайте сами, так получается?

Разговор зашёл о выставке, Димка разливался соловьём, Алиса, кажется, искренне заинтересовалась, а я вдруг почувствовала, что под столом меня кто-то ногой пинает. Я исподлобья глянула на подружку, а та едва заметно головой кивнула в сторону выхода. Я тут же из-за стола поднялась, Сонька за мной.

— Извините, мы ненадолго.

Мужчины, оторвавшись от разговора, в первый момент непонимающе взглянули на нас, потом кивнули.

Укрывшись в туалетной комнате, Сонька достала из сумки сигареты и шлёпнулась на пуфик, а я замерла у зеркала, упёрла руки в бока и уставилась на своё отражение, кипя от негодования.

— Нет, ты её видела? — возмущённо фыркнула Сонька.

— Кто она такая?

— У Мартынова своего спроси.

— Он не мой! Это во-первых. А во-вторых… — Я набрала побольше воздуха в грудь. — Что ей от него нужно?!

— А ты как думаешь? Всё ясно, как божий день. У неё же рот не закрывается! Или говорит, или улыбается. Терпеть таких не могу. Умниц!..

Я опустила руки.

— Я его ненавижу.

— Верю, — кивнула Сонька.

Я расстроено шмыгнула носом.

— И что мне теперь делать?

— Плюнуть на него. Если он такой дурак.

— Хорошо тебе говорить…

Дверь открылась, вошли две девушки, и мы с Сонькой поторопились туалетную комнату покинуть. К столу вернулись более уверенные, чем перед уходом. И на Алису я взглянула прямо, не боясь.

— Так когда вы в Москву собираетесь? — обратился ко мне дядя. Я даже не сразу поняла, о чём он, если честно. Посмотрела на Димку.