Лебединая песня

В ГЛАВНОЙ СТАВКЕ ГИТЛЕРА

Что же произошло в четверг, 20 июля, в ставке Гитлера?

Этот вопрос разведчики задавали каждому «языку». Все «языки» слышали речь фюрера после покушения, вечером, в 19.00. Слухами полнилась земля Третьего рейха. Из обрывков сведений складывалась более или менее полная картина событий в «Вольфсшанце» в тот роковой день.

…Гитлера разбудили, как всегда, в 10.00, подали завтрак в спальню, принесли составленную Риббентропом сводку сообщений иностранных агентств и печати.

…В 10.15 по берлинскому времени на Растенбургском аэродроме приземлился штабной самолет. Из него вышел высокий и стройный тридцатисемилетний человек в форме полковника генерального штаба вермахта с черной, закрывающей левый глаз повязкой, пестрым набором орденских колодок на груди и пузатым, туго набитым портфелем. Штабная машина повезла его по извилистой бетонке в главную ставку фюрера. В портфеле лежала мина замедленного действия английского производства.

Это был полковник Клаус Филипп Шенк граф фон Штауффенберг, потомок знатного баварского рода дворян-католиков.

Он провел полтора года на Восточном фронте. Зверства эсэсовцев в России сделали его врагом Гитлера. Именно на Восточном фронте после краха в Сталинграде стал он участником заговора против фюрера.

В Тунисе в апреле сорок третьего он подорвался с машиной на американской мине, лишился глаза, правой руки и двух пальцев на левой. Кроме того, у него было ранено колено и ухо. Но он и не думал уходить в отставку. Получил новое назначение в Берлине — на пост начальника штаба общевойскового управления ОКВ. Высокий штабной пост открывал ему двери к Гитлеру.

Еще шире распахнулись перед ним эти двери, когда его назначили начальником штаба резервной армии. Теперь у него появилась цель — научиться тремя уцелевшими пальцами с помощью кусачек ставить на боевой взвод предназначенную для Гитлера адскую машину.

От аэродрома до «Вольфсшанце» — полчаса езды на автомобиле.

«Вольфсшанце» — «Волчье логово». Так сам Гитлер назвал свою ставку в четырнадцати километрах от Растенбурга. Это была затерянная в мрачном краю Мазурских озер, болот и лесов тайная крепость, упрятанный в нелюдимой чащобе в землю, под вековыми соснами, громадный железобетонный череп, крепкий, как линия Зигфрида. В этом черепе еще работал полубезумный мозг, управлявший судьбами Третьего рейха. Мозг Гитлера. Этот череп и хотел взорвать Штауффенберг, чтобы убить Гитлера и спасти Германию.

Штауффенберг молча смотрел в окно. Стоял жаркий и душный день, но в густом старом лесу было прохладно. Вокруг «Вольфсшанце» — три пояса укреплений, три заградительные зоны с зенитками и противотанковыми орудиями вокруг ставки, три кольцеобразных минных поля, «зубы дракона» и надолбы, железобетонные многоэтажные доты с пулеметными амбразурами, ограда из колючей проволоки под током высокого напряжения, контрольно-пропускные пункты с эсэсовцами из дивизии «Лейбштандарт Адольф Гитлер». Над «Волчьим логовом», как шатер над цирком, натянут прозрачный тент с летним камуфляжем. Этот тент меняется каждый сезон, чтобы никто с воздуха не мог обнаружить ставку…

Вот и серые железобетонные бункера — наружные башни подземного города. Эсэсовская охрана ненадолго задерживает полковника графа фон Штауффенберга и его верного адъютанта лейтенанта Вернера фон Хефтена. Звонок по телефону. Все в порядке. Полковника можно пропустить. Глаза эсэсовцев скользят по туго набитому портфелю. В нем — доклад для фюрера и двухкилограммовая бомба для того же фюрера, завернутая в тщательно отглаженную сорочку.

У входа в третий, внутренний сектор — сектор № 1, где живет и работает фюрер, полковник расстается с адъютантом.

Дальше он идет один. Правом входа в святая святых «Вольфсшанце» пользуются немногие генералы и фельдмаршалы. Да и то лишь по разовому пропуску. И только после личной встречи с шефом эсэсовской охраны ставки СС-оберфюрером Раттенхубером.

Обер-фгарер незамедлительно пропускает полковника графа фон Штауффенберга. Полковник числится у него в списке офицеров, приглашенных в этот день фюрером и Кейтелем для доклада.

Полковник бывает в ставке чуть не каждую неделю. Иногда даже по нескольку раз в неделю.

Вот оно, «Волчье логово»! Под соснами торчат низкие, как лоб у фюрера, серые железобетонные макушки могучих бункеров. Вход в бункер фюрера открыт и, как всегда, охраняется. Внизу, под землей, помещения не уступают по удобству «фюрер-бункеру» при рейхсканцелярии в Берлине. Как и в берлинском бункера Гитлера, в подземном замке фюрера, в «Волчьем логове», имеются все необходимые помещения и службы — жилые апартаменты, кабинет, приемная и конференц-зал, караульная, ванные и туалеты, столовая и кухня, узел связи, дизельная электростанция…

Капитан фон Меллендорф, адъютант коменданта ставки, приглашает полковника позавтракать в офицерской столовой.

Завтракая, Штауффенберг смотрит на часы. Фюрер никогда не изменяет заведенному порядку — в этот час он беседует со своим адъютантом генералом Шмундтом.

Полковник заходит к начальнику связи ставки генералу Эриху Фелльгибелю.

Этот генерал, один из главных заговорщиков, должен сразу после убийства Гитлера молнировать эпохальное известие в берлинский штаб заговорщиков, а затем прервать всю телефонную, телеграфную и радиосвязь ставки — железобетонного черепа — со всей Германией и подвластными ей территориями и фронтами.