Лебединая песня

«ВНИМАНИЕ: ПАРАШЮТИСТЫ!»

На песчаном холме посреди Роминтенского леса вращалась на фоне посеребренных луной облаков сферическая антенна новейшей радиолокационной установки «Вюрцбург». Невидимые в ночной темноте, змеясь, убегали по росистой траве под землю разноцветные телефонные провода. Глубоко под землей, в железобетонном бункере штаба Оберкомандо дер люфтваффе — верховного командования военно-воздушных сил Третьего рейха, — на панорамном индикаторе засветилась крохотная точка. Оператор включил стоявший перед ним микрофон.

— Ахтунг! Ахтунг! — раздался в эфире гортанный голос. — Доносит радиолокационное подразделение «Гольдап»: в полночь в районе между городами Ширвиндт и Шталлупенен появился самолет противника. Следим за отметкой на экране локатора… Самолет держит курс на северо-запад…

Радарные установки в Гольдапе контролировали движение самолетов на расстоянии до 120 километров.

— Ахтунг! Ахтунг! — прозвучал через несколько минут другой голос. — Говорит штаб ПВО «Гольдап»! Наша стапятидесятисантиметровая прожекторная батарея засекла транспортный самолет противника, однако он увеличил скорость и поднялся на высоту более четырех тысяч метров. Возможны пробоины от осколков восьмидесятивосьмимиллиметровых зенитных орудий подразделения в Зодаргене. Самолет ушел, держа курс на северо-запад…

— Ахтунг! Ахтунг! Говорит служба ВНОС «Гольдап»! Вниманию аэродрома Инстербург! Самолет противника пересекает железную дорогу Тильзит — Инстербург над станцией Грюнхайде. Выслан ли ночной перехватчик?

С аэродрома под Растенбургом, обслуживавшего ставку верховного главнокомандования вооруженных сил Германии, запросили:

— Вызываем Инстербург! Русский транспортный самолет «Дуглас» находится в вашей зоне на трассе ставки Растенбург — Тильзит. Почему не приняты меры по его уничтожению? К Грюнхайде держит курс «шторьх» — самолет ставки!…

— Говорит Инстербург! Все наши перехватчики в воздухе. Над всей Восточной Пруссией наш Шестой воздушный флот ведет бои с превосходящими силами авиации противника. При первой возможности вышлем истребитель на перехват неприятельского самолета.

— Русский самолет сделал два круга в десяти километрах северо-западнее Гросс-Скайсгиррена, в районе деревни Лепинен. Он не сбрасывал бомб, следовательно, сбросил десант, груз или десант с грузом… Самолет лег на обратный курс и приближается к Грюнхайде.

— «Гольдап»! Доносит Инстербург: на перехват русского «Дугласа» послан наш возвращавшийся на базу ночной перехватчик «Ме-110Д». Внимание! Только что получен рапорт пилота — «Дуглас» сбит в двух километрах южнее Куссене… Повторяю: «Дуглас» сбит и взорвался…

В Гольдапе ожила радиостанция 5-го (разведывательного) отдела главного штаба люфтваффе:

— Внимание: парашютисты! Передаем координаты выброски десанта…

В Тильзите и Инстербурге заговорили радиостанции СД — контрразведки СС:

— Внимание: парашютисты! По неподтвержденным данным выброска состоялась десять минут назад. Место выброски — квадрат 3322, район деревни Лепинен-Эльхталь. По приказу шефа СД в Тильзите дежурное подразделение СД выезжает на двух бронетранспортерах и десяти мотоциклах в Гросс-Скайсгиррен. В районе Гросс-Скайсгиррен — Зекенбург объявляется боевая готовность ландштурма… Высылаем патрульных на автомашинах, мотоциклах, велосипедах. Напоминаю приказ ОКВ от четвертого августа тысяча девятьсот сорок второго года: пойманные парашютисты должны быть немедленно переданы СД!…

— Говорит Инстербург! Вниманию шефа СД в Тильзите! В район высадки десанта направляется с рассветом, в четыре тридцать, самолет-разведчик «шторьх»…

Эти донесения и приказы различных гитлеровских штабов — ВВС, гестапо, СС, СД и полиции — перехватила, расшифровала и довела до заинтересованных инстанций советская разведывательная часть.

Тревожные переговоры по радио и телефону продолжались по всему северо-востоку имперской провинции Восточная Пруссия.

— Алло! Господин креслейтер! Говорит стерший адъютант гаулейтера. Извините, что разбудил вас: обстоятельства чрезвычайной важности… Вы уже знаете о десанте? Отлично! Необходимо поднять на ноги все население округа Тильзит. Немедленно оповестите всех ортсгруппенлейтеров, бауэрнфюреров, лесников, лесную охрану, организации Гитлерюгенда. Разумеется, Главное имперское управление безопасности уже принимает меры. С утра получите указания группенфюрера СС Шпорренберга. По-видимому, парашютисты — это немцы, разведчики. Они почти наверняка постараются укрыться в городах — в наших лесах русские не прожили бы и до захода солнца. Поэтому обратите особое внимание на ближайшие железнодорожные и автобусные станции. Установите контроль над продажей билетов и посадкой в вагоны, проверяйте всех пассажиров. Не забывайте заявления гаулейтера — в нашем тылу все должно быть спокойно, как на кладбище. Если подтвердятся сообщения о десанте, объявите о нем населению по радио! Желаю успеха.

— СС-оберфюрер Раттенхубер? С вами говорит адъютант рейхсфюрера СС Брандт. Слушайте меня внимательно. Вы отвечаете за охрану ставки. Около Гросс-Скайсгиррена — совсем недалеко от ставки — по-видимому, выброшен русский десант. Численность пока не известна. Не ясна и его цель. Русские вряд ли могли бы удачнее выбрать место для своих шпионов — в треугольнике Кенигсберг — Тильзит — Инстербург, в сердце нашей обороны, вблизи ОКХ, ОКЛ и, главное, на самом пороге ставки фюрера. Опасный камешек брошен в наш огород. Учтите: десант сброшен сразу после покушения двадцатого июля на жизнь фюрера. Нет ли здесь какой-либо связи? Слушаю вас! Да, я сегодня буду докладывать рейхсфюреру СС в его ставке в Пренцлау. Хорошо, я доложу ему, что вы усилили северный сектор обороны ставки фюрера частями дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер». Хайль дер фюрер!