Легионер

Глава 39

— Ну, что скажете, ребятки? — поинтересовался повар в белом колпаке.

Легионеры, сидя в зале виллы, ставшем теперь столовой, поглощали обед. Солнце ярко светило за окном, денек выдался погожим, обед — вкусным, и все казалось не таким уж плохим, как ни погляди.

— Обед ничего, — отставляя пустую тарелку, заключил француз Вокур. — Если бы к этому обеду еще отдельную комнату, в которой бы ожидала негрустная блондинка, то я был бы полностью доволен.

— Ха-ха-ха! — рассмеялся сосед. — А может, лучше и брюнетку в придачу?

— Нет, — скромно ответил Вокур. — Я человек не жадный, мне и одной будет достаточно. Брюнетку я отдаю тебе. Бери, пользуйся.

— А я вчера с такой девчонкой познакомился, — вступил в разговор третий, — если бы ее видели: экстра-класс!

— Вот тут давай поподробнее, — уставился на него любитель послушать. — Как, что, где и когда. Мы все внимание.

Он подмигнул сидящим за столом.

— Ну вот, я же и говорю — объяснил познакомившийся с «экстра-классом». — Вчера это было. Я был на соседней улице. Там, на углу, есть такая кафешка… Да вы ее сами видели, там еще вывеска прикольная — мужик одновременно разливает в два кувшина пиво. Ну, может, не пиво, а вино. В общем, неважно. Зашел я, значит, стаканчик пивка пропустить. Сел за столик, бокалы перед собой поставил…

— Ты же говоришь, стаканчик, — насмешливо перебил его Мазур. — Откуда взялись бокалы во множественном числе?

— Ну, это я в смысле два бокала, — на мгновение запнулся легионер.

— Ладно, продолжай, не отвлекайся, — поддержали его товарищи. — Сыпь дальше.

— Да, так вот: сижу я за столиком. И тут заходит в кафе девчонка. Как глянул я на нее, верите, братцы: как будто молнией меня ударило!

— А может, это ее ухажер тебе по голове приложился? — заржал кто-то. — Чтобы каждый встречный на его девчонку не заглядывался, а?

— Одна она была, — успокоительно поднял ладонь рассказчик. — Лицо, фигура, ножки — ну, просто картинка. Взяла она себе коктейль и, значит, оглядывается: куда бы ей присесть. А тут, как нарочно, все столики заняты.

— А ты момента не упустил?

— Само собой! Я ей и говорю: разрешите пригласить вас за мой столик. Я как раз один и думаю, что моя компания вас не слишком разочарует.

— Ишь, как закручивать научился!

— А что вы думали, — самодовольно ухмыльнулся говоривший. — Женщина, как известно, любит ушами.

— Так что же дальше-то было? — интерес к вчерашней истории не утихал.

— Уселась, значит, она за мой столик. Потягивает свой коктейль. А я — пиво. Ну, я, конечно, к ней с вопросом: скажите, девушка, а не мог я вас где-то видеть? Уж больно лицо мне ваше знакомо. А она мне: вряд ли, я вас не знаю.

— Отшила, значит, тебя, — заключил товарищ. — Дело известное. Чему тут удивляться, такое бывает сплошь и рядом.

— Спокойно. Тут я и говорю: в таком случае разрешите представиться — Джордж Митчелл, сержант миротворческих войск. Она удивилась — то-то я, говорит, думаю — лицо у вас совсем нездешнее. Так вы англичанин? Англичанин, отвечаю я. Но выполняю здесь задачу общемирового значения. Ну, слово за слово, настороженность с нее как рукой сняло. Разговорились мы, как будто сто лет знакомы перед этим были.

— Может, она так каждый вечер с кем-то впервые знакомится? — усомнился чернявый Джузеппе.

— Э-э, нет, — отрицательно покрутил головой Митчелл. — Она оказалась журналисткой. В общем, прогулялись мы и договорились о следующей встрече.

— Неплохо, — с завистью произнес легионер. — А тебе, Митчелл, всегда везло на такие дела.

— Это не везение, — не согласился Джордж. — Просто не надо быть тормозом.

Мазур, усмехнувшись, поднялся со стула и отправился к себе. Да, ребята в его подразделении были самые разные, каждый со своей непростой судьбой. Да и как же может быть иначе — далеко не каждый человек, у которого все благополучно, по своей охоте пойдет служить в Иностранный легион. Все они были разные, ангелов среди них не было, но в одном адъютант не сомневался — на каждого из них можно было положиться. Среди них были и те, кто уже имел возможность убедить Мишеля в своем профессионализме, и те, кто еще должен был показать, на что он способен. К сожалению, история с Семеновым выбивалась из этого ряда. Но здесь было хотя бы ясно, что парень не предатель.

Поднявшись по высокой боковой лестнице к себе наверх, Мазур получил возможность хоть ненадолго уединиться. И это время он собирался использовать с выгодой. На столе у окна один за другим появлялись странные предметы. Одним из них была пачка длинных тонких иголок. Дальше на свет он извлек прямоугольную дощечку с углублением, идущим по центру. Затем Мишель ловко и быстро нарезал несколько небольших полосок бумаги. Следом за этим он вытащил из кармана коробку и раскрыл ее. Там, среди ваты, лежала пойманная им недавно бабочка. Это был представитель отряда бражников, ночных бабочек. Легионер принялся за работу, расправляя мотылька. Ловля и «приготовление» бабочек — дело непростое и поистине ювелирное.

У тех, кто впервые сталкивался с таким не совсем обычным увлечением командира миротворцев, это всегда вызывало удивление. Но Мазур не обижался. Дело, ставшее его хобби, занимало большую часть свободного времени, которого было не так уж и много.

Помимо чистого удовольствия, хобби это давало еще кое-какой заработок, иногда очень даже неплохой. Большинство людей думает, что ловля бабочек — по сути, воздух. На самом деле эти почти бесплотные порхающие создания — такой же предмет коллекционирования, как, скажем, антиквариат, или оружие, или картины. То есть то, что оценивается и в денежном эквиваленте. Из частых командировок в самые малодоступные уголки мира Мишель привозил уникальные особи чешуекрылых.