Месть как искусство

Глава 7.

Алексей поужинал, и, так как делать было совершенно нечего, отправился на прогулку по набережной. Знакомиться он ни с кем не собирался, но тщательно всматривался в лица, и поведение. Что-то ему подсказывало, что если искомые персонажи и находятся в Коктебеле, то вряд ли они непрерывно сидят в своих палатах. Наверняка хочется прогуляться, а где это лучше делать, как ни здесь — на набережной вечером. В это время суток, казалось, все отдыхающее население поселка дефилировало тут. Хотя яблоко и могло, конечно, упасть, но народу действительно было очень много.

Алексей заходил в кафе, занимал свободное место, если оно было, а если не было, то подходил к бару, и быстро, но тщательно осматривал посетителей. Если никого привлекающего его внимание не находилось, то он вскоре и ретировался. Если же было что-то интересное, то задерживался, и пытался понять, о чем говорят эти люди. В спеццентре ему давали несколько уроков чтения по губам. Однако этот курс даже прослушать полностью, не то, что освоить, он так и не успел. Поэтому получалось плохо.

Еще саднило чувство, что он не знает чеченского языка. Некоторые группки граждан кавказского происхождения говорили исключительно на своем родном языке. Некоторых из них Маркин отсекал сразу — это были вполне очевидные армяне, азербайджанцы или грузины. А вот разницы между крымскими татарами и чеченцами он, увы, не находил.

«Вот, блин!» — ругался он мысленно. — «Как им удобно! Они прекрасно понимают по-русски, и могут говорить на своем собственном языке. В результате меня-то они понимают, когда им надо. А вот я их — увы…».

Проведя весь вечер таким образом, Маркин так ничего и не добился.

«Надо как-то попасть в санаторий, и посмотреть личные дела больных», — решил он. — «Это гораздо вернее. Поэтому мне надо напроситься в гости к Линде. А там, на месте, сориентируюсь».

Он уже возвращался в свой номер, задумчиво смотря себе под ноги, и не обращая внимание на окружающих, как что-то свистнуло возле его головы. Маркин тут же бросился под защиту ближайшего дерева. Все было тихо. Где-то раздавался смех, играла музыка…

«Померещилось что ли?» — подумал Алексей. — «Надеюсь, никто меня не видел? А то подумают, что дяденька умом тронулся и прыгает как зайчик».

Однако почти тут же он увидел ее — стрелу. Она лежала метрах в десяти от него. Подождав еще немного, Маркин осторожно высунулся из своего укрытия, подошел к стреле, поднял ее, быстрым шагом дошел до калитки, набрал номер на кодовом замке, и вскоре очутился в своем номере. После этого он тщательно осмотрел находку.

Стрела оказалась самодельной, это было очевидно. Но, тем не менее, сделана на очень хорошем уровне. Такую вещь могли сделать только с использованием станка. Если бы она попала Алексею в голову, то проткнула ее как тыкву.

— И стреляли из арбалета, — вслух констатировал Маркин. Было от чего задуматься. Кто же это мог быть?

Его раскусили? Возможно. Но почему тогда пытались убрать таким странным и диким способом? Нет, это не профессионально. Тем более — промахнулись.

«Кого же это я тут так разозлил»? — задумался Алексей, и тут же его и осенило.

«Ну да! Это, наверняка вчерашние гопники. Сто пудов!… Ну, конечно! Ну а кто еще мог организовать такое дебильное покушение. Они были в масках, я, естественно, никого из них не узнаю. А они меня, видно, запомнили. Увидели сегодня на набережной, и следили… А почему я, профессионал, не заметил слежки? Проспал. Не подумал. Не приходило в голову. Да и честно, на мальчишек и не подумал бы — мало ли чего они туда сюда слоняются».

Маркин сильно расстроился. Во-первых, было обидно, что так глупо подставился и прозевал за собой наблюдение. А, во-вторых, и это было гораздо неприятнее, теперь из охотника он сам становился дичью. И теперь, выполняя задание, ему нужно было постоянно следить, чтобы не подставиться под удар.

Отвратительно было и то, что они теперь, видимо знали, где он живет. Это было совсем плохо.

«Вот так!» — ругал себя Алексей. — «Вот до чего доводит гуманизм! «Недорубленный лес вырастает». Если бы я их вчера просто тупо убил, сейчас у меня и проблем не было бы. Хотя, конечно… Искать бы начали убийцу… Трясти всех. Вдруг — вышли бы на меня… То же не выход. Я же не готовился к схватке, все случайно получилось. Наследил там, наверняка… Ах, как все нехорошо получилось! Как неудачно!».