Мой знакомый призрак

20

Рик снова попробовал встать; тело не слушалось. Он глупо таращился на меня, а из губы, прокушенной, когда по челюсти стукнули наручники, текла кровь.

– Ч-черт! – протестующее захрипел он, брызгая алой слюной. – Лежать, Рик! – без тени шутки предупредил я. – Ослушаешься – получишь еще, и на этот раз не дай бог что-нибудь сломаю.

Вытерев рот тыльной стороной руки, Клидеро взглянул на меня. Казалось, ему трудно даже сфокусировать взгляд. – Да ты свихнулся, мать твою!

– Ага, Шерил тоже так считает. Впрочем, она далеко не эталон душевного здравия, особенно учитывая историю ее семьи. К тому же Шерил не знает тебя так, как я, верно, Рик?

Клидеро все-таки попытался встать, заслоняясь рукой, на случай если я снова ударю, и на этот раз смог подняться на четвереньки. В брошенном на меня взгляде горели злость и неприкрытый вызов.

– Я ничего не крал! – заявил он. – Тайлер действовал в одиночку. Если думаешь, что я замешан в грязном воровстве…

Хватит, не желаю слушать эту ересь!

свою

Нет, Рик, документы ты не крал, ты девушку убил. Если говорить о карме, сколько девятнадцативековых метрик соотносимы с одной человеческой жизнью?

Собрав силы для решающего броска, Клидеро перекатился на левый бок и рванул было к двери. Однако я заблаговременно разгадал коварный замысел и, поставив ногу между его коленями, как следует толкнул в спину, удвоив силу рывка. Рик снова упал, сильно ударился и зарычал от боли.

Не дав прийти в себя, я схватил его за плечи, перетащил через всю комнату и швырнул на скрытую в обшивке дверь.

Клидеро начал сползать вниз, но я плечом придерживал его в более или менее вертикальном положении, одновременно вынимая из чужого кармана ключи. Ключ к замку Чабба на связке всего один, я вставил его в скважину и повернул. В пустой, погруженной в зловещую тишину комнате щелчок показался неправдоподобно громким.

Зацепив ногой уголок двери, я схватил Клидеро за рубашку где-то на уровне груди и поволок его по лестнице.

– Нет, нет, только не туда! – в панике заскулил Рик и начал яростно отбиваться. Идея явно не самая удачная, потому что мы оба потеряли равновесие. Вырвавшись из моих объятий, он кубарем покатился вниз.

Стремительный рывок вперед – и я натолкнулся на стену. Слава богу, иначе точно полетел бы вслед за Клидеро.

На секунду остановившись, чтобы привести в порядок дыхание, я плотно закрыл верхнюю дверь. и спокойно пошел вниз по ступенькам. Раз есть ключи, сможем выйти, когда захотим, а сейчас нам нужно поговорить наедине.

Упав на бок, Рик растянулся у края матраса, а я шагнул к нему, достал из кармана клочок картона и разжал пальцы. Клочок приземлился рядом с головой Клидеро, который посмотрел на него пустым, ничего не выражающим взглядом. «ВСКН 7405818» было написано на картонке.

– В случае крайней необходимости, – расшифровал я. – Примерно так ты выразился в понедельник, предлагая мне «Люкозейд». На следующий день сказал почти то же самое, но я перебил. Если честно, тогда особого внимания не обратил, думал ВСКН – это чье-то. прозвище. Но сегодня, на свадьбе, когда ты протянул флягу, все неожиданно встало на свои места.

Рик с трудом приподнял плечи, покачал головой и что-то прохрипел, но из-за тяжелого неровного дыхания разобрать было невозможно…

– Доказательство не слишком убедительное? – подсказал я. – Да, верно… Ты ведь знал, где искать, да, Рик? Стоило упомянуть подвальную комнату, ты сразу взглянул на дверь. Дверь, замаскированную деревянной обшивкой, о существовании которой ты знать не мог. Вернее, не мог при нормальном стечении обстоятельств. Пожалуй, тоже не слишком убедительно. Я, образно выражаясь, разминался, а еще подстрекал Клидеро. Хотел выяснить, как все было, получить информацию из первых рук.

– Это доводы помер один и номер два. Плюс еще тот факт, что ты спец по восточноевропейским языкам, а призрачная женщина говорит по-русски. Только ты ни разу ее речь не слышал. Все сотрудники архива слышали, а у тебя, единственного человека, способного идентифицировать язык и понять, что она. хочет сказать, появились неожиданные проблемы со слухом.

Далее довод номер четыре, мой любимый, связан со страницей, которую, прокравшись в кабинет Пила, ты вырвал из журнала происшествий. Я из кожи вон лез, недоумевая, зачем или что от этого можно выиграть. В конце концов, ответ нашелся: я сообразил, какую именно запись удалили.

Девушка умерла в районе десятого сентября, ну, или на пару дней раньше, но точно не позже. Призрака в первый раз видели во вторник тринадцатого. Однако запись о первом происшествии из журнала не вырвали. Она до сих пор там, со всеми ужасающими подробностями. Конечно, ведь призрака не спрячешь, к тому времени его уже видел весь архив. Спрятали нечто другое: отчет о событии, которое, если появятся вопросы, наш таинственный гость не хотел связывать с призраком.

19 21