Наследие Велены (п3)

Глава восемнадцатая

Лестница жизни полна заноз,

и больше всего они впиваются,

когда вы сползаете по ней вниз.

У. Браунелл

Нарин

Друзья битый час пытались меня разговорить и утешить, но все было бесполезно.

- Скажи, чем мы можем тебе помочь? - спрашивал Рэй.

- Нельзя отчаиваться, - убеждал Стэн, ласково касаясь моих волос, черным облаком разметавшихся по простыне. - Мы найдем другой способ вернуть Дорриэна.

- Нет другого способа, - бесцветно отозвалась я, зарывшись лицом в подушку, мокрую от слез. - Велиар никогда его не отпустит. Что бы я ни делала, становится только хуже. Наверное, единственная возможность все изменить - это умереть. Тогда Велиар получит мою душу и, возможно, освободит Дорриэна.

- Ты ведь понимаешь, что это не так, - тихо, но настойчиво проговорил Рэйтон, нахмурившись. - Если погибнешь, вы оба останетесь его пленниками навсегда.

Я снова не смогла сдержать слез, хотя за последние сутки их пролилось немало. Близнецы старались воскресить во мне боевой дух, но у меня уже не осталось сил идти вперед и бороться. Хотелось просто залезть под одеяло, свернуться клубочком и заснуть, чтобы больше никогда не просыпаться.

- Пусть будет, как будет. Мне уже все равно…

- Ну, вот еще! - негодующе вскинулся Рэй. - Мы не позволим тебе так просто сдаться!

- И за Элека замуж ты не пойдешь! - грозно произнес Стэн, словно отец, не желающий отдавать под венец свое неразумное чадо. - Я знаю, как от него избавиться.

- Как же? - горько усмехнулась я. Теперь грядущее замужество не казалось таким уж несбыточным. Напротив, оно туманным пятном маячило на моем жизненном горизонте. - Я подписала брачный контракт. Только появление Дорриэна могло его аннулировать. Теперь же… - К горлу подступил едкий комок, из глаз снова брызнули слезы.

- Предлагаю другой вариант. - Стэнтон придвинулся поближе и, машинально поправив сбившееся одеяло, заговорщицки мне подмигнул. - Теперь у нас есть все составляющие. Узнаем, какое заклинание является верным, исправим ошибку Велены…

-…И тогда эмпаты нарекут тебя спасительницей Драгонии, и необходимость выходить замуж отпадет сама собой, - оптимистично заключил Рэй.

Но меня предложение эльфов совсем не воодушевило.

- То, что вы предлагаете, - невозможно. Я уже сказала об этом Джареду, а теперь повторяю вам: я не стану помогать убийце, тем более нагло использовавшему меня!

- Даже ради своего народа? - попытался зайти с другой стороны Рэйтон.

- Ты забыл добавить, народа, который меня ненавидит, - с горечью проговорила я.

- Тогда хотя бы ради себя! - не унимался Стэн. В его голосе слышалась неподдельная тревога. - Нарин, ну подумай, сколько ты протянешь без подпитки? Тебе так хочется умереть?!

- А, по-вашему, у меня есть повод цепляться за жизнь?

- Ну, это уже совсем ни в какие ворота… - вознегодовал эльф. - Что за упадническое настроение? Мы не позволим тебе заниматься самобичеванием!

Кажется, за последние сутки это была самая популярная фраза. Не позволим тебе то, не разрешим это… Баста! Надоело всех слушать и всем потакать! Хотя бы из чистого упрямства не стану спасать Драгонию. И пусть кто-то посчитает меня бессердечной эгоисткой, плевать! Если тебя использует каждый, кому не лень, рано или поздно настает предел. Для меня он настал вчера ночью, когда на моих глазах погиб Солэн.

Но эльфы, как два упрямца, продолжали гнуть свою линию и никак не хотели меня понять.

- Нарин, - вкрадчиво говорил Рэй, стремясь заворожить своим бархатным голосом, - Джаред, конечно, та еще сволочь и, если бы дело касалось только мага и его сумасшедшей любовницы, мы бы тебя поддержали. Но на кону жизни невинных. Послушай нас, не иди на поводу у задетого самолюбия. Если тебе наплевать на эмпатов в целом, подумай о своих близких: о Воллэне, Эдель, их ребенке…

- Если начну думать о Воле, вы от меня точно ничего не добьетесь, - не удержалась от ехидной реплики. - После того, как Вол повел себя на совете, он стал последним, кого бы мне хотелось спасать.

Эльфы приуныли. Кажется, они исчерпали весь свой запас убеждений и не знали, как еще на меня повлиять. Я же не намерена была менять своего решения. Жаль, что этот настрой долго не продлился.

Упоминание об Эдель и малыше, который вскоре должен был появиться на свет, посеяли в сердце зерно сомнения. В последнее время принцесса практически не покидала своих покоев, выглядела слабой и болезненной. Ей тоже было несладко. Столько всего навалилось: сначала исчезновение брата, теперь дефицит кристаллов, грозивший здоровью ее ребенка. Да еще и я услужила: чтобы никому не оказывать предпочтение, велела забирать источники энергии у всех без исключения. Эдель, конечно, поняла меня и поддержала (в отличие от своего вечно всем недовольного муженька), но мук совести это не убавило.

Мне вдруг нестерпимо захотелось поговорить с принцессой, возможно, даже рассказать о том, что творилось со мной в последнее время. Я не была откровенна с Эдель, но лишь потому, что не желала ее тревожить, поводов для волнения и так было предостаточно. Сейчас же просто не могла удержаться.

Быстро приведя себя в порядок, отправилась к принцессе. В коридорах замка царило безмолвие. "Словно затишье перед бурей", - мелькнуло в голове. Ни цветы, расставленные на подоконниках, ни картины с красочными пейзажами - ничто не радовало глаз. Я воспринимала только темные тона, так похожие на цвет моей жизни.