Найти бога

Глава IX. Те, которых нет

— Старпом Шехем! Примите мои поздравления!

— Рена, ты опять болтаешь с пассажирами!

— А где я ещё смогу тебя поздравить.

— На официальной церемонии вручения старпомовских документов. Ты же не проигнорируешь такое событие?

— Если позовёшь. По статусу я там не могу присутствовать.

— Рена, о чём ты говоришь!

— Ладно. Третья палуба. Вы приехали Советник Мадук и Старпом Шехем.

Дед, не проронивший в лифте ни слова, набросился на Таяна, как только они вошли в лабораторию.

— Что такого могло случиться, что Рена, второй раз за неделю нарушает регламент, только чтобы поговорить с тобой?

— Не знаю, дед. Словно зеркало треснуло. После событий с Лайзой, я сам не свой. Даже мысли о Рене меня раздражают. И я понятия не имею, как себя поведу при встрече. Раньше я об этом не задумывался, просто радовался, что мы встретились, всё было само собой. А теперь мысли всякие лезут, что я ей скажу и тому подобное. Словно мне есть, что скрывать от неё.

— А скрывать, в самом деле, нечего?

— В том то и дело, что было нечего. До сегодняшнего утра.

— А что случилось утром?

— Ты же знаешь, я ночевал в лаборатории Мэя, чтобы утром принять участие в его эксперименте. Когда он разбудил Лайзу, и она вдруг потеряла сознание, я словно ошалел, от нежной страсти, и разревелся, как маленький. Потом Лайза пришла в себя, доктор Ден выпроводил меня, чуть не силой. Я не хотел оттуда уходить! Накануне Вейс рассказал мне, что Лайза очень сильно меня любит. Из-за этого они расстались. Но это не была реакция на сообщение Артура, что-то неуловимое происходит со мной уже давно. Пожалуй, со дня, когда мы подумали, что она погибла при обрыве троса подъёмника. А разобраться в собственных чувствах времени не хватает. Знаю, что всё равно придётся наводить порядок в сердце. Но пока — не могу! Рена видимо обижается на меня, а как я скажу: "Погоди, Рена, я должен решить, кого я люблю на самом деле, тебя или Лайзу!"

— Да, Таян, похоже, ты влип в любовный треугольник! Кстати, Дункан пережил нечто подобное в молодости.

— Отец? И что же это было?

— Не знаю, вправе ли я тебе рассказывать, ведь я в курсе событий только потому, что пристально следил за твоим отцом. Он мне ничего не рассказывал, мы познакомились гораздо позже, когда они с Блюмом пришли работать на Американскую палубу.

— Расскажи, вдруг, это пример для меня.

— Ладно, только ты меня не выдавай. Когда Дункан окончил Курсы Совета, он уже был помолвлен с твоей матерью. Вопрос о месте работы не стоял. Тогдашний руководитель аналитиков не мог дождаться, когда они с Блюмом отучатся и, наконец, приступят к работе в его лаборатории. Они проходили у него выпускную практику. Старый Норманн, не был членом клуба шестнадцати, и торопился ввести в курс дела этих талантливых парней. Его внучка Габи, в последние годы помогала ему в лаборатории, она была его глазами, Норманн начал слепнуть. Вот в неё то и влюбился твой отец. Мы с Веем, наблюдали со стороны и очень переживали, чем может закончиться эта история. Их с Габи любовь была красивой, но короткой. Она не захотела разрушать отношения Дункана и Лины. После смерти Норманна больше ни разу не показалась в лаборатории. Капитан позволил ей работать на нижних палубах. Потом Дункан и Лина поженились, родились вы с Эрной и всё пошло своим чередом.

— А где сейчас Габи?

— Ты что, хочешь посмотреть на неудавшуюся любовь своего отца?