Найти бога

Глава XIII Идонские тайны

Кадр сменился, Камт уже сидел в кресле рядом с демонстрационным экраном. Видимо это было записано гораздо раньше вступления.

— Вы знаете, что я был последним из идонов, призванных в Святилище Сван. Двое моих предшественников не вернулись на поверхность, поэтому меня многие отговаривали. Даже некоторые правители. Жрецы, отличавшиеся безукоризненной честностью, на этот раз никак не объяснили, почему не вернулись, призванные Сван учёные, триста и сто пятьдесят идонских циклов назад. Когда я достиг Святилища, меня никто не встретил. Лишь спустя довольно продолжительное время, ко мне вышел Жрец и указал место, где я должен работать. Он позволил воспользоваться моими приборами, так как, время моего пребывания в подземелье было ограничено, а им требовалось упорядочить хроники Идоны, как можно скорее. "Твой предшественник не закончил работу. Поэтому тебе придётся систематизировать гораздо больше информации, чем ты думал. Когда закончишь, сообщишь привратнику". Жрец ушёл и за всё пребывание в Святилище, больше я не видел ни его, ни кого-либо другого. Выполняя рутинную работу, я должен был сверять свои выкладки с подлинными манускриптами. Из моего помещения, в хранилище, вёл узкий коридор, вдоль стен, которого стояли стеллажи, заваленные какими-то свитками. Однажды я захватил один с собой и попробовал прочесть, из чистого любопытства. Оказалось, эти свитки — черновики и дневники учёных, моих предшественников. Они описывали свои ошибки и удачи. А в одном был расписан неплохой метод работы с манускриптами. Когда я им воспользовался, дела мои пошли быстрей, и я понял, что закончу гораздо раньше положенного срока. Так оно и получилось. Попробовал достучаться до привратника, но тщетно. Тогда мне пришла в голову мысль, что привратник явится только к намеченному сроку, и до тех пор я не выберусь на поверхность.

Чтобы скоротать время, я принялся изучать манускрипты Сван. В хранилище были только те, содержание которых уже было известно на Идоне. Читая, я восхищался, как безукоризненно чётко прописано в них всё, что мы должны были делать, шаг за шагом. Но постепенно, мне начало казаться, что манускрипты написаны не каким-то мифическим разумом — творящим, а очень опытным хозяйственником, который учитывает в предстоящей работе каждую мелочь. Вскоре я заскучал. Я и так неплохо знал исторические хроники Идоны и содержание отработанных манускриптов. Тогда я вспомнил про свитки. Вот тут была масса любопытных экземпляров. Однажды я нашёл странную запись учёного по имени Таву, жившего за тысячу идонских циклов до меня. Он рассуждал, о какой-то поразившей его находке, и удивлялся Жрецам, которые так небрежно хранят, пусть и спорную, но способную перевернуть всю веру в Сван информацию. Потом ещё десятка два упоминаний о некой книге из хранилища, поразившей воображение исследователей державших её в руках. И я пошёл искать книгу, и нашёл довольно быстро — фолиант внушительных размеров, обтянутый кожей неизвестного на Идоне животного, запирался массивной пряжкой белого металла. На обложке была надпись на языке Жрецов Сван, что данная книга содержит манускрипты, не вошедшие в Канон и не имеющие никакой ценности. Открыв книгу, я присвистнул от удивления. Может она и не имела ценности, для Сван, но то, что была произведением искусства, несомненно. Страницы не были скреплены между собой и походили скорее на гравюры, выполненные на коже — тонкой и гладкой. Налюбовавшись оформлением, я начал вникать в содержание. И, спустя несколько дней, я уже колотил в дверь привратника. Ответом мне была тишина. Тогда я решил выбираться самостоятельно, прежде скопировав найденные манускрипты. Но вскоре понял, что это невозможно. Гравюры как будто отражали излучение моих приборов. Тогда я решил переписать манускрипты от руки. Писать пришлось на обратной стороне тех самых свитков, так как другого материала в подземелье не оказалось. Я решил не торопиться, чтобы в спешке не наделать ошибок. И много раз перепроверил то. что написал.