Небесный корабль

XIX Летуны Марса

Не долго думая, Аванти спустился вниз и воткнул свое знамя в почву Марса. Кругом не видно было ничего, кроме пустыни. Шар «Космополиса» глубоко вдавился в гравий. Аванти поспешил снова наверх и сообщил, что солнце следует искать на противоположной стороне от наружной двери.

За неимением окон открывать было нечего, но сквозь толстые стеклянные линзы можно было наблюдать зарю на Марсе. Небо вдруг разом окрасилось в цвет рубина. И не только в том Месте, где ожидалось появление солнца: пурпурное сияние, вспыхнув в одной точке, веером раскидывалось по всему небу, выбрасывая пламенные вихри, похожие на сполбхи, и весь свод небесный до самого зенита полыхал огнем.

На небе не было ни облачка. Но на горизонте выступали туманные зубцы, похожие на синеющие вдали горные хребты. Первый луч восходящего солнца образовал как бы золотую трещину в пурпуре неба, и оттуда, словно из огненного фонтана, брызнул другой, третий… целый сноп лучей. Когда же, накол нец, показался весь ослепительный диск солнца целиком, небо сразу озолотилось, стало огромным оранжевым куполом, на котором мигом погасли последние искры пурпура.

Все, как зачарованные, не могли оторвать глаз от этой яркой и вместе с тем нежной игры света.

— Что это за звуки? — спросил Аванти, не веря своим ушам. Но и все остальные услыхали то же самое: звучал как-будто самый небесный свод, звенел, подобно хрустальному сосуду, б край которого ударили другим хрусталем. Или это солнечный свет заставлял металлические части круглой оболочки «Космополиса» вибрировать подобно камертону?

Звуки не стихали, но то ослабевали, то вновь усиливались. Звуковые волны вливались в открытую наружную дверь, будто где-то вдали звонко и однообразно звучал гонг.

При свете солнца перед глазами земных гостей развернулся широкий вид. Да, они упали среди пустыни. Изжелта-белый сверкающий песок волнистыми грядками уходил вдаль, сливаясь с горизонтом. Но теперь синеватые хребты изменили свою окраску, — темно-зеленой каймой обрамляли песчаное море. По-видимому, это были не горные вершины, но обширные древесные насаждения — леса.

И вдруг от этой далекой темно-зеленой рамки как-будто отделились какие-то лоскутья. Не облачные, а темные, плотные, медленно двигавшиеся параллельно поверхности Марса, на небольшой высоте. На мгновение Аванти принял их за флотилию аэропланов. Но в тихом воздухе нельзя было уловить ни малейшего шума моторов. Пришлось со смехом откинуть свои глупые земные предположения. Флотилия воздушных лоскутьев между тем медленно, бесшумно приближалась, дробясь на более мелкие клочья. Нельзя было ошибиться относительно цели их полета. Они слетались со всех сторон к «Космополису», но для аэропланов двигались слишком медленно.

— Они напоминают стаи гигантских птиц, — сказал Аванти, немного погодя.

Эрколэ Сабенэ с изумлением глядел в наружную дверь.

— Летательные аппараты без шума!? Движущая сила без треска взрывов!?

Скоро странные летуны приблизились настолько, что можно было различить каждого в отдельности. Они были крылаты и мерно взмахивали широко распластанными крыльями. Туловища оканчивались веерообразным хвостом.