Небесный огонь

ДРЮ МОРРИС Глава первая

– Да нет, я, как правило… Я умею это делать, как каждый нормальный человек. Просто сегодня немного нервничаю. Гай пригласил меня на вечер… Ради Бога, простите!

– Гай, пригласил вас? – Его темные глаза с каким-то странным выражением взглянули на нее. – Кто он такой?

– Гай Фентон, – ответила Китти с обезоруживающей наивностью, будто все в мире просто обязаны были знать Гая.

Глаза Дрю сузились.

– Припоминаю… Перелом лучевой кости на левой руке. Парень работает на братьев Белленджер и слишком много пьет по выходным. Он?

В голосе Дрю звучал металл.

– Я знаю, что он прикладывается к бутылке. Но со мной он не пьет. Мы только сходим в кино…

Доктор Моррис напомнил ей строгого отца.

– Не слишком ли вы увлекаетесь свиданиями?

Брови Дрю взлетели вверх.

Китти вспыхнула. Ей было бы слишком трудно объяснить, что она вовсе не увлекается свиданиями, и рассказать почему. Отец – да упокоит Господь его душу! – доводил до нервной дрожи тех парней, которые отваживались прийти к ним домой.

А если бы она привела такого, как Гай, отец бы сделал из него котлету. Интересно, что бы произошло, если бы в качестве друга был представлен доктор Моррис? От этих мыслей по красивым губам Китти скользнула невольная улыбка. Чтобы скрыть ее, девушка постаралась изобразить приступ кашля.

– Будьте осторожны, – услышала она голос доктора. – У Фентона есть проблемы, как бы вы там к нему ни относились. Его бывшая подруга съест вас на завтрак.

– Бывшая подруга?

Вместо ответа Дрю нервно посмотрел на часы.

– У меня больше нет времени на беседу. Пора на визиты… Ладно, добавлю… Эта девушка бросила Гая, потому что он неумеренно пил. Но она по-прежнему считает его своей собственностью и очень не любит, когда Гай смотрит на других женщин.

– Ой!…

– Возвращусь к двум часам. – Дрю направился к двери офиса, снимая на ходу белый халат, и поинтересовался не оборачиваясь: – Сколько у меня сегодня вызовов?

Взяв блокнот, чтобы прочитать записи, Китти поспешила за доктором. На ходу она начала читать адреса и, увлекшись, врезалась в Дрю, остановившегося, чтобы завязать галстук.

– Вы каждый раз будете натыкаться на меня, проходя по холлу? – язвительно поинтересовался доктор.

– Простите. Я просто сменила очки и еще не привыкла к новым.

Китти жизнерадостно улыбнулась.

Дрю, уже выходя, попросил:

– Если я немного задержусь, пожалуйста, как обычно, извинитесь перед пациентами. И постарайтесь навести порядок в карточках больных. Я уважаю ваше чувство к Гаю, но ведь надо нормально относиться и к своему делу…

Он уже исчез, а Китти все не могла сообразить, что ей надо было ответить своему начальнику.

Дрю сел в свой новый черный «мерседес», нетерпеливо хлопнув дверью. Китти не шла из головы. Она была настоящей миной замедленного действия, особенно теперь, влюбившись в Гая Фентона. Он включил двигатель и влился в уличный поток. Ей бы увлечься нормальным парнем… Придется за ней присматривать. Может быть, это и неплохо, что она боится меня, продолжал думать Дрю, и даже дрожит, когда я с ней строго разговариваю, плохо, что она с горя пьет так много крепкого кофе. Конечно, она жуткая недотепа. Не может нормально даже пуговицы застегнуть на халате. А однажды вообще появилась на работе в носках разного цвета. И это сделало ее похожей на беженку, которой все равно, что надеть, только бы не было холодно. Дрю не смог удержаться от улыбки, вспомнив ее смущенный вид в то утро. При всем этом, пациенты, кажется, ее любили, особенно дети. Очень добра она бывала к астматикам, ведь сама страдала от этого недуга.

В один прекрасный день, когда миссис Тернер не пришла из-за болезни, – кстати, она стала слишком часто болеть, – Дрю, заглянув в приемную, увидел следующую картинку: Китти печатала формуляры карточек, а на коленях у нее сидел маленький пациент. У малыша была сломана ручонка, и бабушка не могла его успокоить. А вот Китти это удалось.

Мысли Дрю потекли по руслу, которое ему не очень-то нравилось. Он невольно вспомнил свою безвременно ушедшую жену Еву. Она тоже, как и Китти, любила детей. Ей удалось забеременеть всего один раз, но ребенка Ева не доносила. Эта трагедия не повлияла на их счастливый брак.

Как ему не хватало Евы! На все праздники, чтобы отвлечься, Дрю уезжал к ее родителям. Он не искал связей с женщинами, несмотря на то, что все жители города были бы рады найти ему новую подругу жизни. Двенадцать лет, прожитых с Евой, казались Дрю вполне достаточным счастьем, чтобы не искать нового.

В Китти Дрю не видел опасности для себя лично. Но если она распугает своей неловкостью пациентов, это может отрицательно сказаться на его практике. Если бы Китти по-настоящему увлеклась Фентоном и он ответил бы ей взаимностью, она наверняка стала бы более приспособленной к жизни.

Все знали, что Гай пьет, но причин этого не понимали. Дрю, когда накладывал гипс на сломанную руку Фентона, попытался его разговорить, но из этого ничего не вышло. Ковбой просто проигнорировал все вопросы. Дрю почему-то казалось, что высокий, жилистый парень не во вкусе Китти. Она-то могла ему нравиться, однако Гай вряд ли был способен на глубокие чувства, потому что имел стойкую репутацию соблазнителя. Он легко сходился с женщинами и так же легко оставлял их.

Китти была молодой и наивной девушкой, и то, что для Фентона было очередным приключением, могло нанести ей серьезную душевную травму. Ему было наплевать на астму Китти, – он же не собирался прожить с ней целую жизнь.

Сам Дрю, делал вид, что с Китти все в полном порядке, но ни на минуту не забывал, что она страдает от серьезной хронической болезни и нуждается в особом режиме. Дрю говорил с ее лечащим врачом и узнал, что у нее уже бывали серьезные приступы, особенно весной, когда начиналось цветение различных аллергенов.

Впереди уже были видны очертания больницы, совершенно серой в этот дождливый сентябрьский день. Дрю сразу же переключился на мысли о предстоящем приеме и забыл о Китти и связанных с ней проблемах.