Небесный огонь

Глава шестая

Том устроил так, что во время их с Элисией короткого путешествия в Хьюстон покладистый Люк отвез Мууса в приют к ветеринару. Но когда Элисия и Крисси перебрались в жилище Тома, он почувствовал, как остро не хватает ему этого ужасного зверя. Том понимал, что Муус станет доводить двух новых членов семьи своим поведением, но, тем не менее поехал и забрал его. Он поселил собаку на заднем дворе.

Обрадованная возвращением четвероногого обитателя, Крисси спросила Тома, можно ли ей поиграть с новым другом. Том заколебался. Он знал, что пес сознательно никому вреда не нанесет, у него был очень дружелюбный характер. Но вместе с тем Муус мог сбить девочку с ног в приступе радости, потому что в сравнении с малышкой был настоящим слоном.

Сомнения разрешила Элисия:

– Иди, поиграй с ним, только будь осторожна.

– Ладно, мамочка.

Том посмотрел ей вслед и сказал:

– Надо присмотреть за ними, пес невольно может набедокурить…

Неожиданный крик и какой-то странный шум заставил их сердца замереть. Том метнулся к двери, ведущей в задний дворик, проклиная себя за то, что оставил девочку без присмотра. Но во дворе он увидел совсем не то, что ожидал. Крисси стояла за лестницей, прижав в ужасе ладошки к губам. А Муус в нескольких шагах от нее замер, держа в зубах огромную мертвую гремучую змею. Крисси подбежала к Тому и Элисии.

– Ой, папа, я даже не заметила, как она подползла. А Муус спас меня, моментально подскочил и прикончил ее!…

Элисия, прижав к себе девочку, с облегчением заплакала. Она посмотрела на пса, который теперь играл с уже неопасной змеей.

– Я разведусь с тобой, если ты когда-нибудь попытаешься избавиться от этой собаки! – пригрозила она серьезным тоном.

Том довольно хохотнул.

– Ладно, в случае необходимости я припомню тебе эти слова.

Он был очень рад избавлению Крисси и горд своим псом.

Прошло несколько недель, и подвиг Мууса спас его от расправы. Пес бросил к ногам своей хозяйки что-то, а потом виновато улегся у ног Элисии, глаза которой расширились от ужаса. Том, опережая слова, которые могла произнести его жена, напомнил ее собственную фразу о возможном разводе по причине изгнания собаки из дома.

Элисия проглотила невысказанные слова и молча погладила пса по голове. Рядом с ней лежали останки того, что совсем недавно было очень красивым черным кружевным лифчиком.

– Это означает, что он тебя любит, – поспешил заверить Элисию Том. – Он уничтожает белье только тех, кого любит на самом деле.

– Это правда, мама. Меня он, наверное, любит больше всех, потому что сжевал мои оранжевые носки, сразу оба.

Крисси сообщила эту новость с огромным энтузиазмом. Элисия и Том обменялись многозначительными взглядами.

– А еще Муус убивает ядовитых змей, – напомнил Том супруге. – Любишь меня, люби и мою собаку, – с умным видом добавил он.

Она, не выдержав, рассмеялась.

– Какую еще мудрость мы услышим от тебя? – Элисия потрепала пса по голове, потом подошла к мужу и обняла его, но, прежде чем поцеловать, выразительно посмотрела на то, что осталось от бывшего лифчика. – Ладно, эту вещь уже не вернуть. Но если он съест мое новое платье, предназначенное для будущей мамы, ему несдобровать.

– Повтори!… – попросил изумленный Том.

Она улыбнулась и сказала:

– Помнишь те листья, которые прислал нам Хэнк Кэйд из Южной Дакоты? – И, подмигнув, продолжила: – Как ты думаешь, для чего они предназначены?

Муус залаял, отреагировав на восхищенный крик Тома. Он схватил жену на руки, высоко поднял и стал целовать.

Крисси со вздохом обратилась к собаке:

– Не удивляйся, они все время занимаются этим, стоит им только увидеть друг друга. Глупое занятие, как думаешь?

В ответ пес громко гавкнул.

– Пошли, Муус, я дам тебе собачьего печенья. Эти взрослые такие глупые…

Ни Элисия, ни Том не заметили, как парочка удалилась. Они сейчас пребывали в своем мире, и им было так сладко и хорошо!