Неправильное привидение

Новый мир

В тот день я был пьян. Даже очень. Чего-то мы перед этим обмывали, я решил расслабиться и очнулся только утром в чужой постели, с незнакомой женщиной. Квартира неизвестно чья, город за окном вроде родной. Мыслей в голове было всего две. Первая – опохмелиться, вторая – нужно срочно сматываться. Бухло нашлось быстро, и уже через десять минут я торопливо шлёпал по улице, оглядываясь и пытаясь сообразить – где же я. Мысли в голове еле ворочались, так что подойдя к перекрёстку, даже не поглядел по сторонам, а просто пошёл наискосок. Потом визг тормозов, какой-то удар, страшная боль.

Следующее ясное воспоминание – операционная. Сверкающая лампами, облицованных плитками стенами, никелем инструментов. Тихий гул непонятных приборов, почему-то не белые, а какого-то бордового цвета халаты врачей. Я ещё удивился – как же меня пропустили в такое священное место? Хотел потихонечку уйти, пока не отругали, но на меня никто не обращал внимания. Несколько раз мимо проходили медсёстры, полностью игнорируя меня. Понятное дело, я для них здесь ноль без палочки, пустое место, но не настолько же?! Но обижаться было неинтересно. Вернее, гораздо интереснее было посмотреть, раз уж я здесь оказался – а чем же они здесь заняты. Тихонечко подошёл к операционному столу, заглянул из-за спин, а на столе… Ужас, и совсем не тихий. Человеческое тело, превращенное в отбивную. Переломанное, залитое кровью, изрезанное, развороченное. Я конечно не спец, но с такими повреждениями люди вряд ли живут. И даже пожалел этого парня, тем более, что и лицо его показалось мне странно знакомым. Осунувшееся, с заострившимся носом, пожелтевшее… Где же я его видел?

В это время врачи засуетились и начали говорить киношными фразами. Что-то типа: «Мы его теряем», «Разряд», «Добавьте напряжение», «Сделайте укол адреналина». Чтобы не мешаться, отошёл в сторонку и присел на какой-то ящик. Почему-то меня всё больше беспокоило – где же я всё-таки видел этого парня?! Потом врачи вдруг перестали суетиться, и главный сказал: «Запишите время смерти. Пациент Иванов Иван Иванович скончался в десять сорок». Меня аж перекорёжило. Мало того, что каждый встречный – поперечный считает своим долгом поприкалываться над моими исконно русскими фамилией, именем, отчеством, так теперь решили ещё круче подшутить и в мёртвые записывают, да ещё прямо при мне?! Хотел было пойти и дать врачу в рыло, но передумал. Потому что вспомнил, на кого похож парень с операционного стола. На МЕНЯ. И если верить книжкам и киношкам, тому же «Привидению», то я сейчас всего лишь дух, который смотрит на себя со стороны. И в ближайшие несколько минут должны появиться или свет сверху, или чёрная воронка снизу, в зависимости от того, куда меня определят. Стало так грустно… Допился. Нестерпимо захотелось закурить. Я даже похлопал себя по карманам, но сигарет не было. Так же как и карманов, как и одежды вообще. Ну и правильно. В каком виде помер, в таком виде и отправлюсь в последнее путешествие. Ладно хоть грудная клетка целая, порезов и переломов нет. А то выглядел бы я сейчас очень непрезентабельно.

Ожидание почему-то затягивалось. Прошло пять минут, десять, но ничего не происходило. Оно и понятно. Личность я достаточно противоречивая. Любил выпить – плохо. Зато никогда не отказывался налить страждущим, если у самого было. Это вроде бы в плюс. Шлялся по женщинам – плохо. Но каждую из них я по – настоящему любил, если был в состоянии вообще что-то соображать. Учился плохо, но временами даже старательно. И так во всём. Вот наверху, наверное, и не знают, что со мной делать. Но мне ожидание стало надоедать. Почему-то начали мёрзнуть ноги, хотя вроде бы у духов такого быть не должно. Да и скучно это – ждать. Мне уже интересно стало – а куда же я попаду? Главное, чтобы компашка нормальная подобралась, женский пол посимпатичнее. А с остальным, типа выпивки и курева, что-нибудь придумаем. Ну не поверю я, что там без этого обходятся. Может, по-другому, типа «Амброзия», обзывают, но ведь должен же народ как-то расслабляться!

Когда посреди комнаты начал раскручиваться вихрь, я обрадовался. Правда, вихрь был какой-то неправильный. Не белый сверху, не чёрный снизу, а какой-то сиреневый на уровне груди. Меня это насторожило, но возражения в виде удивлённых матов никто не слушал. Этот странный душесос только чмокнул, заглатывая меня, потом перед глазами замелькали какие-то искорки. Один раз ощутимо тряхнуло, как будто я врезался во что-то упруго-тягучее, обдало резким холодом. Это холодное нечто облепило меня, проникая в каждую клеточку, затем движение снова ускорилось, меня выкинуло, как из трубы мусоропровода, и я оказался хрен знает где.

Странное полутёмное подвальное помещение с высокими сводчатыми потолками. На стенах факелы. На полу непонятная геометрическая фигура правильной формы с многочисленными нарисованными закорючками и незнакомыми символами. В углах фигуры горящие свечи. Вполне приличный голливудский реквизит. А посреди фигуры – я. Пока оглядывался, заметил немного сбоку молодую девушку с распущенными волосами. Лет двадцати, симпатичная. В приталенном средневековом платье с очень хорошим декольте, подчёркивающим прелести фигуры. Настроение стало стремительно улучшаться. Куда бы меня не занесло, но перспективы намечаются интересные. Но девушка, видимо, так не считала. Молча рассматривая меня, опустила взгляд ниже моего пояса и вдруг начала стремительно краснеть. Я тоже опустил голову и тоже немного смутился. Хотел было прикрыться ладошками, но передумал. А нечего было меня без спроса тащить! А раз уже стоишь передо мной такая красивая и фигуристая, то и… последствия предсказуемы (я всегда был очень неравнодушен к женскому полу). Девушка прокашлялась и немного напряжённым тоном спросила: