Норы аспидов

Глава 12. Боги и демоны

Одинокая скала, каким то чудом стоящая над исполинскими волнами. Чудо потому что основание источено волнами, и застыло причудливыми арками. Так же как и вершина продырявленная как пчелиные соты, бесчисленными пещерами. Пещеры были огромны, в в мрачных сырых её просторах завывал не менее сырой морской ветер. А потеки соли на стенах пещер наводили на мысли, что шторма с удовольствием закидывают пенные шапки даже на такую головокружительную высоту.

Скала возникла на курсе на вечернем небе внезапно вынырнув, то ли из низкого облака, то ли из скопления особо густого тумана. Ветер крепчал, нисходящие потоки бросали хрупкие аппараты к земле, точнее к воде. А вечерний бриз, а я бы назвал его штормом, гнал наши хрупкие «Метлы» к грозному берегу… Никогда даже в страшном сне я не мог себе представить ни такого моря ни такого берега. Скалы вросли как еще один горизонт, только более темный, и осязаемый. Мы словно попали в трехмерную систему координат, внизу плоскость икс в виде водяных гор, слева плоскость игрек в виде скальной стены, а впереди туманная плоскость зед, слава богу отодвигаемая нашим рваным полетом. Вот и эта скала выплыла из туманной стены, такая же мрачная и негостеприимная как и стена справа, но все таки приютившая нас на ночь.

Вот воющая ночь кончилась, и я с куском сух-пая сидел на краю скалы пытаясь объять если не взглядом то разумом невероятность зрелища. Неуютно было во всех смыслах, но там в глубине пещеры было ещё более неуютнее. Здесь хотя бы не так надрывался истошным криком ветер, заглушаемый грохотом волн. Массивная скала, невероятно огромная в десятки раз больше чем любой тотелм, ощутимо дрожала под ударами волн, да не волны это вовсе. Это волею неведомых процессов, горные гряды океана сходятся с чем-то более твердым. Серо фиолетовые волны так напоминали могучие горные хребты, что мне порой казалось, что я лечу на огромном летательном аппарате, старом и замшелом, над какой-то мифической блестящей, туманной страной. Очередная волна подрывало в воздух облако брызг и в течение почти целой минуты, скала стояла как в белом пушистом пуху. Затем брызги опадали, а звуковой удар наконец достигал моих ушей. Светило мира Хаарах, Вечная Небесная Дуга, уже начала свой восход. А поскольку я смотрел именно на восток, то сквозь туман океан стал закипать невидимым огнем. Настроение чуть приподнялось, сейчас лучи тепла изгонят из как-будто вечно сырой одежды, холод и вернут тепло. Вот наконец и рассвет, восход опоясал океан от края до края жёлто-багровой полосой, и налил водяные горы буйством красок.

Я замер потрясенный, остатки сух-пая выпали из рук в жадный океан. Стоило пролететь так далеко, и убить стольких чтобы увидеть это. Когда дуга светила, наконец оторвалась от зубчатой линии океана, и отразилась от вод, скала издала невероятный стон. Звук завибрировал, сквозь тело, исторгнул душу и вернул её обратно только когда затих.

Рядом присел Нини, его ещё трясло, как и меня впрочем. Мы сидели ещё несколько минут и смотрели на летящий простор.

— Эту скалу так и зовут «Плачь океана». Говорят, когда корабль проходит мимо, и если ему сильно не повезёт, попасть на утренний стон, сварка разваливается, заклепки расшатываются, у магия смывается волнами.

— Красивая легенда…

Он хихикнул:

— Спасибо.

— За что?

— За то, что ещё веришь в доброе и хорошее. Конечно же это не легенда.

— А что же это, в самом деле?

Нини пожал плечами:

— Кто то что то хотел остановить… Очень давно…

— И что никто не стал выяснять что это и как это остановить, имею ввиду бессмысленного скального убийцу? Зачем же это ещё существует?

— Этот мир слишком древен, чтобы можно было во всем искать смысл.

За нашей спиной заскрипел гравий, рядом с нами бросил свое тело Хратт:

— Пока вы тут любуетесь красотами моря, этот поганый звуковой эффект развалил наши «метлы».

Длинные напряженные серебристые тела, хищников Маарверна, укрытые в глубине пещер, теперь безвольно обвалили свои части на сырой песок.

Я задумчиво поднял антигравитационных модуль, из оборванных трубок понуро стекла вверх капля гравижидкости.

— Теперь мы знаем что Стон океана, разваливает не только корабли…

Мы внимательно осмотрели сложенные на места части летательных аппаратов. Они были стандартные, часть от одного подходила к другому. Собрать очевидно скомпоновав из нескольких один аппарат было возможно. Проблема была в другом, кровь серебристых комаров, обычная гравижидкость вытекла из многочисленных трубочек, а несколько аварийных клапанов не смогли её удержать. Без неё «метлы» были всего лишь кучи мусора. А её никто и ничем не смог бы на этой проклятой скале достать.

Нини выбирал наиболее целые куски, достал тросики, стал при стыковать то что ещё годилось в полет. Обернувшись к нам он прокомментировал:

— Завтрашний стон, развалит их окончательно! Тогда нам и впрямь придется вплавь добираться.

— А гравижидкость? Что с ней?

— Хлопов, помет! Слей всё из трубочек в канистры, в пакеты, не менее десятой части осталось в трубопроводах, а ты Танцор бери посудину и лезь на потолок. Уверен что там наскребешь во впадинах, еще десяток литров.

— Но мы так всё равно полную заправку не наскребем?