Норы аспидов

Глава 13. 1000 проклятий Ларакхха

Сыро, и прохладно, царапины на теле саднит от морской соли. Спина прижата к заскорузлой от раковин и ржавчины стене темницы. Темницы? Да к этой каталажке вполне подходит это старинное название. Света и нет вовсе. Рассмотреть свое узилище я могу лишь своим ночным зрением, ну и слава богу. Видно только контуры, а то что действительность выглядит гораздо хуже, вполне подробно сообщили пальцы. Стены цилиндрической комнатушки были толи склепаны то ли сварены из ржавого корявого железа. Потолок представлял хаос металлических прутьев и труб, а пол был скрыт плещущейся гнилой соленой водицей. Хотя конечно под водой ноги нащупали на глубине ладони решетчатый настил, утыканный раковинами моллюсков. В поперечнике моя жилплощадь имеет шагов пять, до массивного открывающегося внутрь лука. В ней я был совершенно дин если не считать колыхающихся под мелкой волной костей предшественников.

Естественно, возникает серьезный вопрос какого лешего я здесь сижу уже вторую неделю? Причем без всякого внимания своих тюремщиков? Неужто не вырежу в темнице лаз и не выберусь отсюда?

Держи карман шире, первая же попытка вырезать в стене новый люк окончилась тем что в помещение начала заливаться вода аккурат в пробитое отверстие. И судя по горизонтальности струи под немалым давлением. Теперь же я принужден сидеть под стеной, придерживая намозоленными лопатками затычку, из обрезка кости одного из скелетов. Несложные и аккуратные работы по выявлению еще путей побега привели, еще ряду мелких пробоин, по причине своей мелкости успешно затыкаемые, и росту уровня воды в темнице. Да и еще в настиле пола теперь была невидимая под слоем воды дыра, ведущая в такое же помещение внизу, только заполненное почти доверху скелетами.

Наверху темницы что то загромыхало, плеснуло свежей водицей. Еле успел подставить рот под струю конденсата. Слегка умерил жажду. Все на сегодня с питьем, до завтрашней промывки трубопроводов, или что у них ещё там? Пора поесть.

Обдираю очередной прут напольной решетки от моллюсков, затем еще один. Теперь в руке горсть моллюсков, мой обед. Выковыриваю одного за другим из раковин.

Забавно, сейчас я ем их, как и сотни моих предшественников, а потом когда я их доем и помру с голодухи, их выжившие возьмутся за меня. Хотя может я настолько ядовит что они и выжить не смогут в отравленной моим телом, воде. Хотя чего себя тешить надеждой, напоследок победить пару сотен улиток?

Мнил себя тут самым крутым, мерялся силами с полубогами? А подохну так тривиально, от тупой массы воды, и банальной голодухи.

Интересно, Кымру себя наверное так же ощущал, когда на него напала банальная бешеная зверюга, сиречь я? Или сожалел об недоделанной работе, о деле жизни которое могло так нелепо рухнуть?

Иной раз меня пробивала мечта — Может Кымру меня всё таки найдет? Схватимся напоследок?

В тишине металлического понтона засипело. Вечереет стало быть наступила пора проветривания. Засвистела струя воздуха врывающаяся в помещение, затхлый запах сменился запахом свежести, ветра, и морского простора.

Будь вентиляция в этом месте такой какой мы всегда её представляем, я бы конечно прорубился бы, прополз покинул бы этот чан с костями. Однако это всего лишь трубка шириной в ладонь, и храку не убежать.

Скрежет и гул наверху утих, плеснуло еще раз водицей, по всем местным признакам наступила ночь.

Я сменил уставшую спину на плечо, затекшее тело с трудом слушалось команд. Не удалось избежать царапин собственными когтями. Проблема была в том что от соленой воды пальцы распухли, и когти перестали втягиваться в пальцы до конца. А вот раны смачиваемые соленым раствором заживали втрое дольше, впрочем подозреваю, что и голод тому подспорье.

Локоть руки на которую опирался, подкашивался, пришлось оперется на бугристую стену еще и шеей. Слабел я катастрофически быстро, еще несколько дней и мне не хватит сил вставить затычку на место. Затем уровень воды быстро подымается к потолку, вод проходит мимо прутьев дальше а ваш покорный слуга пополняет коллекцию костей новыми образчиками.

Я прикрыл глаза, все равно ничего нового увидеть не предвиделось.

Конечно же горькая досада вызвала нехитрую историю моего пленения.

Хффургово невезение, как примитивно и просто! Да что там просто до гениальности!

Одинокая фигура но молу никого не удивила, наоборот её довольно долго не замечали, а затем на цепях спустились несколько охранников. Те позёвывая забрали отложенное мной оружие, собрали в корзину. Закинули наверх, затем пинками погнали к цепи меня, на разговоры не отвлекались, агрессивности не проявляли ни в малейшей степени. Ошейник их заинтересовал, но только на предмет снимаемости с шеи. Пообдирав немного мне горло плюнули и махнули рукой. Затем протолкнули в следующее помещение, и всего лишь слили. Вот именно слили как дерьмо в унитазе, вниз, в трубу. Вынесло меня как раз сюда, шлепнулся на решетку, и продолжаю на ней находится вторую неделю. И нечего мне винить чувство опасности, непосредственной опасности не было? Так! А вот то, что я не выберусь, примитивное ощущение не предсказывало. Вот так то!

Не стоило столь наивно полагаться, на относительно недавно приобретенное чувство, мозгами тоже пользоваться не мешает.