Норы аспидов

Глава 9. Конструкторы Маарверна

От голода, невозможно было забыться, поёрзав на ложе я не вытерпел и открыл глаза. Прямо над моим носом нависал острый сталактит, наводя на неприятные ассоциаии.

Долго мне им любоваться не пришлось, его сразу заслонили три физиономии.

Клёкот пробурчал прямо в нос:

— Не могу сказать, что рад видеть тебя живым Танцор, поскольку раз мы живы то ясно было, что и ты жив.

Тромпф вставил:

— А я не могу сказать что рад тебя видеть целым и невредимым поскольку ты не цел, и весьма повреждён.

Хратт радостно пискнул:

— Идите к хффургу под хвост, Танцор, хффургов ты помёт как же я рад тебя снова видеть в нашей компании! Может ты меня развеселишь…

Тоже мне клоуна нашел, хотел было я выразить все свое отношение ко всему дерьму что со мной происходило, но первая часть фразы пропала в хрипении и сипении из моего горла. Нормально вышел только конец:

— кхшшппыфф хффурговы хвосты!

Хратт откровенно заржал:

— Ну я же говорил, что он рад будет нас увидеть. Вон прямо захлёбывается от радости.

Хратта было не унять:

— Ну как ты себя чувствуешь? Не желаешь ли нам рассказать о своих злоключениях? Что за кочергу ты оседлал? И что стало с той бригадой техников которая с тобой была?

Я все-таки нашел здоровую руку, вытащил и довольно неуверенно поймал Хратта за ошейник, притянул к своему носу и прохрипел:

— Жрать давай, а то тебя съем!

Тот осторожно отцепил от ошеёника палец за пальцем, облегчённо вскочил и по идиотски заорал:

— Жрать дайте герою!

Перед носом появился «сух-пай», пожар в животе кажется уже прорывался через горло, и как-будто слизнул обертку с еды. Минут пять я ничего не слышал, пятый сух-пай потушил таки огонь в желудке. Наконец лажено отвалившись, вытянулся и собрался соснуть часок. Руки, ноги, сломанные кости пощипывало, словно тысячи муравьев покусывали. Кажется хоть что то пошло на лад.

Провал сна закончился внезапно, нахлынувшая опасность, выдернула меня в реальность как бросок с вышки в ледяной басен. Я перекатился, свалился с ложа, хватая рукой крипт на боку. Крипта, разумеется, не было, зато изголовье ложа вспыхнуло костром. Я взвился на стрельнувших болью ногах, КТО ПОСМЕЛ!

Незадачливый «теневой» воин, убрал шок копьё за спину. Я было отхватил ему горло, но ноги подвели, и обрушился на колени. Воин пробормотал:

— Я то что, это вон те просили стрельнуть, и кивнул головой за спину.

Там стоял Хратт, Хлюст, и Тромпф, виновато разводя руками:

— Танцор Когтей, ты уж не серчай, тебя никак не добудится было.

Я остыл, приложился к бачку с водой, ощупал ноги. Ещё болело, но явно шло на поправку. Залил остатком воды костер из подушки, опустился на уголья.

— Сколько я проспал?

Фрат присел рядом полуобняв:

— Пустяки, всего лишь день.

Тромпф, мялся сжимая в потных ладонях бумажку.

— Докладывай что у вас, а я расскажу что раздобыл я.

— Ну у нас с момента расставания, тоесть момента с которого мы потеряли связь, сосбо ничего не происходило. Благодаря твоему заслону, мы успешно оторвались от преследования, встретились с фланговыми дозорами и по воздуху добрались сюда. Здесь потери были незначительные. С начала операции по настоящий момент потери составили среди личного состава семьдесят пять процентов. От «теней» осталось восемь бойцов из сорока восьми, от отряда Бисх пять из тридцати. У нас потеряны Близнецы, и Сегейр. Из технического состава не осталось никого. Из транспорта осталось два легких склисса, и три стропа. Боеприпасов вдоволь, с питанием проблемы. Есть еще пятеро пленных, очень кстати любопытные субъекты. Кое-какие документы из «лаборатории». Хотя лаборатория уничтожена, интересные документы по разработкам Маарверна добыты, я не считаю задание выполненным.

Я вскочил:

— Что! Что же тебе ещё надо!

Тромпф невозмутимо перелистнул свой список:

— Как выяснилось из допросов пленных, «лаборатория» уничтоженная нами далеко не единственная. Так что, миссию нельзя считать выполненной в полном объёме.

Затем посмотрел мне в глаза, и раздельно о слогам произнес:

— Я думаю тебе надо поговорить с пленными. Мы тебя немного описали им в красках, так что они скажут тебе ещё кое что ценное.

— Хорошо, раздобудьте мне какого нить тряпья.

Посмотрел в из нетерпеливые физиономии и сжалился:

— У меня было, кое что интересное. Я видел нашего противника, точнее слышал. Это очень интересный субъект. Как нам и докладывали ранее, господин Йыраз Годвайт Кымру имеет непосредственное отношение, ко всем странностям Маарверна. Одну неприятную особенность этого господина я уловил из разговора, Кымру чувствует работающие дубль-кристаллы, пока он особого преимущества из этого не извлёк, нам надо постараться что-бы самим извлечь из его особенности преимущество.

— Что же ты еще узнал об господине Кымру?

— Нуу, например он, сносно переносит прямое попадание из Хрога, падение с большой высоты, пламя пожара, и не знаю что, там ещё…

У троицы попадали челюсти.

— Вы тут не пяльтесь на меня, а живо распорядитесь чтоб по дубль-кристаллу никто слова не смел вякнуть!

Хлюст смылся, схватился был за дубль-кристалл, потом опомнился и шваркнул им оземь, понесся вручную орать.

— У Маарверна обнаружилось дивное разнообразие боевой техники, странные бронированные склиссы о которых я передавал, боевые големы разнообразнейших типоразмеров, огромные летающие носители. Возможности этой техники уже пугают несмотря на то что я успешно с ней расправился. Бронированный склисс, выдерживает одиночное попадание из хрога, «авианосец» выдержит целую серию попаданий, а в мелкие «истребители» просто невозможно попасть. Единственно что, нас спасло, то что, они совсем не умеют хоть как-то логично эту технику использовать, но это ненадолго — научатся. Откуда такой фонтан изменений? Чем так особенно выделяется Маарверн?