Одна голова хорошо, а две лучше

Плавленый сырок «Эхо Москвы», 23 февраля 2008 г.

Ну что же, неделька выдалась выразительная – по некоторым направлениям я бы предпочел меньшей выразительности, но меня никто не спросил. Сказанное запомнилось ясно, но яснее всего запомнится, пожалуй, молчание. С этого и начнем.

Конец музыки.

Да-да, для начала – легкий этюд о свойствах местной акустики. Две недели назад в Москве прогремел доклад Бориса Немцова и Владимира Милова об итогах путинской восьмилетки. Итоги эти подводили многие, и аз грешный мел языком еженедельно, но тут уже, под занавес, не публицистика пошла, а цифирки, фактики да имена собственные – и сложились они, надо сказать, в картинку совершенно уголовного свойства. По-простому говоря, нынешних хозяев страны поименно, с примерами, назвали ворьем и лжецами.

Я, как это дело прочел, первым делом вынул часы с секундомером и засек время. Ну, думаю, сейчас им из Кремля врежут! Вот прямо сейчас! Потому что – это же невозможно в приличном обществе, чтобы тебе прилюдно сказали «подлеца», а ты продолжал стоять у рояля во всем белом и о погодах разговаривать. Да еще перед выборами, когда политики так чувствительны к вопросам репутации. Стреляться немедленно! На Первом канале, через Шевченко! Но день прошел – тишина, другой прошел – тишина… Ну, думаю, дело серьезное: не иначе как на Старой площади готовят подробные опровержения по каждому пункту. Однако ж неделя прошла, и ни гугу… И вторая прошла, и опять ничего… Только телевизор со всех кнопок трындит, как трындел, о России, встающей с колен. Божья роса, стало быть. Продолжают стоять у рояля во всем белом.

Ау! Господа! Вы чего? Вы, может, не расслышали? Вас назвали ворами. Во-ра-ми! Опять не слышат. Что-то с акустикой в помещении. Очень большая страна, звук рассеивается.

Тему продолжит мой друг, поэт-правдоруб Игорь Иртеньев.

В продолжение акустической темы замечу: звук на наших просторах не только рассеивается – он еще в одно ухо влетает, а в другое вылетает; и этот чудесный сквозняк в голове позволяет держать мозги в незагруженном состоянии.

По данным журнала «Финанс», депутатами Государственной Думы 2 декабря стали пять долларовых миллиардеров, причем четверо из них – члены партии «Единая Россия». СМИ напоминают, что президент Путин, выступая на съезде партии, говорил о недопустимости совмещения бизнеса и депутатской деятельности.

О, помню, помню, как же. Прекрасная была речь, спичрайтеру респект! «Смогут ли бизнесмены, развивая собственный крупный бизнес, в то же время оставаться объективными, принимая решения, затрагивающие интересы всей экономики?» – риторически вопрошал наш президент, гроза олигархов; по совместительству покровитель группы новых миллиардеров, ставших миллиардерами стремительно и как раз после того, как их друган Вова сел в Кремль. Причем для красоты сюжета полезно вспомнить, что в Кремль его тоже сажали миллиардеры… И с таким диагнозом – восьмой год борется за интересы простого народа! До чего ж у нас простой народ, одно удовольствие руководить.

Теперь несколько слов о неусыпной заботе власти на противопожарном направлении. Эта забота в последнее время заметно усилилась. Прямо мировой пожар в крови (Господи благослови). Приходит Каспаров в МГУ встретиться со студентами, а аудитория опечатана – ну, непригодна вдруг оказалась в противопожарном отношении, именно в этот день! В Питере с целым Европейским университетом – та же фигня. Синхронно воспалились пожарные и насчет Центрального дома журналистов, где «Другая Россия» снимала помещение для пресс-конференций. А давеча недреманное противопожарное око пристально глянуло и на сам Союз журналистов.

Главное управление МЧС по Москве обратилось с заявлением в суд с требованием приостановить на три месяца деятельность Союза журналистов России. Спустя несколько дней заявление было отозвано (цитирую) «для дополнительной проверки по вновь открывшимся обстоятельствам».

Ну, что журналисты играют с огнем, это давно было понятно! И пришел наконец заботливый «ноль-один», чтобы залить эту оппозиционную малину густой пеной. Чтобы, значит, сгореть не сгорела, но уже сгнила к чертовой бабушке. В первом протоколе осмотра помещений МЧС зафиксировало у журналистов четырнадцать нарушений; когда нарушения были устранены, МЧС пришло снова и выявило их уже тридцать два! Кто служил в армии и пытался заправлять койку в присутствии сержанта, тот понимает происходящее правильно. В настоящее время от журналистов, для работы в соответствии с законом, требуется (цитирую) «не запирать двери, ведущие в другие организации», а также «содрать все покрытия на полах и убрать из приемной мягкую мебель».