Паладины звездной империи. Ч. 1 - Оковы для медведя

Глава девятая Царь-пушка

Совершенно дикий всплеск вандализма и насилия в Европе отозвался болью в сердцах славийцев, но не удивил их ничем и что самое главное, не поверг в уныние. Скорее наоборот, они только укрепились в мысли, что приняли правильное решение, перебравшись на другую планету, как можно дальше от Земли. Максиму Первенцеву было горько осознавать, что всё было сделано с одной единственной целью — досадить лично ему и вывести его из равновесия. Известие о том, что в Европе мало того, что были взорваны и снесены бульдозерами тысячи зданий и вместе с тем было убито, заживо растерзано сотни тысяч людей, причём в большинстве своём европейцев с белым цветом кожи, причинило ему огромной силы душевную боль. Такого чудовищного преступления он от Джулая не ожидал. По сравнению с гибелью людей, всё остальное уходило на задний план и было делом малосущественным. Честно говоря, пять суток после этого он не ел, не пил, и не спал и рядом не было ни одного дуба, чтобы он мог прижаться к нему и набраться сил от своего целебного дерева.

Он даже не мог разрыдаться, чтобы тем самым не дать Джулаю одержать над собой полную победу. Поэтому он просто пятеро суток просидел в своей каюте в полном одиночестве. Коля Маленький запретил тревожить его хоть чем-либо, и поскольку знал характер своего напарника до мельчайших деталей, заявил самым близким людям Максима, что заменит его на те дни, пока тот будет залечивать душевные раны. Именно он, а не Максим Первенцев, стал спокойным, мрачным голосом отдавать команды и первым его приказом было немедленно свернуть все работы в системе Бестии, и, выставив там боевое охранение, перебросить всех космошахтеров на Землю, чтобы как можно скорее собрать все осколки истории и спасти всё, что ещё было можно спасти. После этого он обратился за помощью к другу Лео, чтобы тот направил на Землю ледарийцев вместе со всеми транспортными звездолётами, которые приказал разгрузить где угодно.

Только после этого он обратился к народу Славии, причём не просто обратился, а приказал всем сцепить зубы, собрать всю свою волю в кулак и принять реальность такой, какая она есть. А ещё он приказал им забыть о том, что кто-то, по каким-то надуманным причинам отказался к ним присоединиться и именно он, а не Максим Первенцев, ответил на мольбы поляков о спасении, задав им всего один вопрос и попросив провести референдум. Ответ он получил уже через двое суток и в своём втором обращении сказал, что русский народ желает видеть их своими соседями на континенте Россия. Когда Максим вышел из состояние чуть ли не комы, Коля Маленький доложил ему обо всём, что сделал от его имени, воспользовавшись тем, что с помощью корабельного аналитического компьютера он мог воссоздать на экране чей угодно облик. Президент Славии вздохнул:

— Коля, прости меня за то, что я вырубился. Мне просто было нестерпимо больно, ведь я должен был спасти этих людей.

— Ни хрена ты не был должен, Макс! — взревел робот, паривший перед ним, и отпустил мощную затрещину своим хилым на вид манипулятором — Ты давно уже никому, кроме славийцев, ничего не должен, а те люди, которые погибли в Европе, сами положили свою голову на плаху. Поэтому утри кровь, залечи царапину и приступай к работе. Запомни, Макс, никакого приступа слабости не было, ты просто потерял сознание от такого удара, который убил бы любого другого человека или в лучшем случае свёл его с ума. И вот ещё что, не перекладывай всю вину на Джулая. Да, он судак на букву эм, но в его планы не входила бойня. Осмотрев руины, я скажу тебе так, все здания минировали специалисты и они просто развалились, как карточный домик. Пожаров не было и поэтому всё можно будет восстановить и отреставрировать так, что этого никто не заметит. Джулай, конечно, мерзавец, но всё же не до такой степени, как ты об этом думаешь. Хорошо, что мне не пришлось с ним разговаривать. Ладно, Макс, дела обстоят, конечно, хреново, но всё же не настолько, чтобы взять и немедленно повеситься в сортире. Продолжаем работать.

И они продолжили работать, продолжили создавать Великую Славию, стержнем которой была Русь. Быстро проанализировав всё то, что сделал Коля Маленький, президент Первенцев принял из его рук эстафету и никому даже в голову не пришло, что он фактически отсутствовал в течение пяти суток. Об этом знали всего три человека и Маша не входила в их число. Чкалов быстро включился в работу и вскоре всем стало ясно, что не смотря ни на что, ни на какие трюки президента Ардии, который был в полном недоумении, ведь президент Земли так до сих пор не вышел с ним на связь, хотя уже вроде бы мог, все в Мауране осуждали Джулая Энсона и восхищались мужеством и непоколебимой стойкостью Максима Первенцева.

Он же, в свою очередь решил принять реальность такой, какой та была и не стал извиняться ни перед кем за свою слабость, но в том-то всё и дело, что никто из его самых близких людей вовсе не считал его стресс слабостью. Зато друзья Максима стали смотреть на Колю Маленького, шустрого, юркого робота, так любящего подурачиться и к тому же ещё очень дерзкого и резкого, с куда большим уважением. На поверку вышло так, что от него пользы было больше, чем от них, но никто не стал из-за этого комплексовать. Ни у кого из людей всё же не было таких способностей, как у этого робота с поликристаллическим мозгом «ИСММ-780-01», что означало — искусственный свободно мыслящий мозг модели семьсот восемьдесят, первый экземпляр. Да, Коля Маленький был первым роботом, сознание которого было переписано на поликристаллический мозг этой модели, созданной в том числе благодаря кассамским и украденным кассамцами у ардийцев научным разработкам в области искусственного интеллекта.