Паладины звездной империи. Ч. 1 - Оковы для медведя

Глава восьмая Рождение Новой Земли

Джулай Энсон, проявив дьявольскую хитрость, сумел быстро обуздать разгоревшиеся было страсти. С одной стороны он заявил наконец о том, что последние беженцы могут забрать с Земли на Славию всё, что угодно, имевшее отношение к европейской цивилизации, кроме главной святыни новой веры — Собора Парижской Богоматери, а с другой грудью встал на защиту погромщиков. При этом он приказал телепатам перешерстить всё население Европы и выявил всех убийц до единого. Их он клеймил позором, чуть ли не с пеной у рта и заявил, что из-за зверств этих зверей решил добровольно предстать перед судом на Ардии вместе с ними, лишь бы в Мауране не считали землян дикими животными. Тем самым он добился просто невероятной популярности не только на Земле, но и в колониях. Он лично посетил Польшу и принёс полякам свои извинения за зверства вандалов, но уговаривать их остаться не стал. Впрочем, никакие уговоры всё равно не помогли бы. Для поляков люди с чёрным цветом кожи сделались злейшими врагами и они были готовы взяться за оружие.

По всей Европе кассамские и налтиарские космошахтёры, а вместе с ними бывшие наёмники город за городом загружали на гигантские платформы-антигравы и грузили их на транспортные звездолёты. В работе им помогали в том числе и люди с тёмным цветом кожи, которые говорили, что таким образом они хотят загладить пусть даже самую малую часть своей вины перед европейцами. Транспортны звездолёты прилетали каждый день. Их на огромной скорости гнали к Земле ледарийцы. Некоторые были разгружены на необитаемых планетах на полпути к Налтиаре и Кассаму. На Землю всего за неделю прилетело почти три десятка миллионов ледарийцев, чтобы отправиться на Родину своих друзей и вывезти оттуда их историческое наследие. От их серебристых, разного оттенка крыльев в небе над Европой стало тесно. С собой они привезли самое разнообразное лёгкое горнодобывающее и мощное такелажное оборудование и поскольку имели постоянную связь со Славией, то «выдёргивали» из земли дом за домом, как редиски с грядки. Жители домов выскакивали из них сами, едва завидев кряжистых кассамцев и стройных налтиарцев.

В ответ на вопрос: — «Где мы теперь будем жить?» — земляне слышали презрительный ответ: — «Не волнуйтесь, вам, ленивым и завистливым бездельникам, поможет Ардия, а вот Славии она не будет помогать никогда, да славийцам её помощь и не нужна. Макс сказал, что его ноги больше не будет на Земле, а раз так, то значит мы заберём с этой планеты всё, что принадлежит славийцам». Спорить было невозможно и потому палаточные города становились всё больше и больше. С прибытием огромного отряда ледарийцев, работавших сутками напролёт, местами менялся даже ландшафт, ведь они забирали с Земли даже самые живописные скалы, не говоря уже о мостах.

Правда, в отличие от того, что оставляли после себя сначала сербы, а потом греки, болгары и некоторые другие народы, «на память» о налтиарцах, кассамцах и ледарийцах оставался какой-то совершенно апокалипсический пейзаж. Джулай Энсон смотрел на это сквозь пальцы и не уставал повторять: — «Земляне, сограждане, началась новая Звёздная Эпоха, пройдёт всего три года и вы будете жить на самой прекрасной планете во всей Мауране. К Земле уже летят транспортные звездолёты и отряды ардийских строителей, которые помогут нам преодолеть временные трудности. Наберитесь терпения и вы будете жить в самых современных городах на возрождённой зелёной планете, в которой не останется даже пустынь. Если славийцы так трясутся над всем этим древним хламом, то пусть их друзья отвезут его им на Славию, мы же будем жить в современных фешенебельных домах». Однако, даже у Джулая сжалось сердце, когда первой из американских потерь стал Белый Дом, в котором он некогда жил. Второй же потерей стала статуя Свободы.

Славийцы, которые сумели освоить пока что всего лишь семь процентов своей территории, уплотнялись. Те жители США, которые покидали Землю в самый последний момент, имели возможность поселиться на землях континента Америка. Украинцы предложили аргентинцами и чилийцам, парагвайцам и уругвайцам стать их соседями. Места на Славии хватило бы трём таким мирам, как Земля, но ведь большая часть землян всё равно оставалась. На Славию решило перебраться довольно много коренных жителей Северной и Центральной Америки. Их пригласили к себе жители знойной Эллады, а потому они решили забрать с собой на Славию все древние памятники доколумбовой эпохи. Жителям севера Южной Америки было предложено перебраться на территорию такой же знойной Испании, а потому загадочное плато Наска было вывезено с Земли вместе с двадцатиметровым слоем грунта. Якудза, сосланные в Проклятые города вместе со всеми членами семей, о чём-то между собой пошептались и добрая более половины японцев стали дружно паковать чемоданы.

Весь мир замер, ожидая, заберут на Славию гору Фудзияма или нет, но Новая Япония, во владение которой отдавался роскошный архипелаг, не знающий, что такое землетрясения. Даже император Акияма и тот решил, что на Земле больше делать нечего и это послужило сигналом к тому, что на Славию решило перебраться почти восемьдесят процентов японцев. Их даже не испугала перспектива того, что им придётся всем стать двухметровыми гигантами, чтобы жить на Славии, но планы Японии были куда шире. Эта страна первой заявила, что она намерена сразу после адаптации колонизировать одну из довольно сложных планет в Зелёном Архипелаге Славии, которая уже получила название — Грозная. Эта планета была всего на шесть процентов больше Земли, но имела гораздо более высокую плотность и потому сила тяжести на ней была на двадцать четыре процента больше земной. Грозной же она называлась по имени первого человека, спустившегося на её поверхность, командира исследовательского корвета — Николая Грозного.